?

Log in

Случайные заметки Андрея Ланькова

Jan. 1st, 2019

12:00 am - ВСТУПИТЕЛЬНОЕ

В настоящий момент журнал предназначается в основном для чтения френд-ленты и комментирования. Временами буду выкладывать ссылки на свои (или чужие) публикации, которые появились в сети, и отдельные заметки, которые соответствуют "формату ЖЖ". Регулярности и систематичности обеспечить не смогу - "случайные заметки", не более того. Комменты отключены

почему отключены?Collapse )


Если кому интересно - мои опубликованные материалы на русском языке выкладываются на сайте: www.okoree.by.ru, зеркало lankov.oriental.ru. Для тех, кто читает по-английски, мои колонки по истории Северной Кореи и нынешней ситуации в КНДР можно почитать здесь, а по истории южнокорейского быта и всего прочего - здесь.

Jan. 16th, 2017

08:32 pm - ястребы сгущаются...

Я обычно не выкладываю здесь линки на свои публикации, хотя изначально ЖЖ создавался именно с целью выкладывания таких линков. Пишу я много, на разных языках, так что - смысла нет. Но сейчас. вслед за статьёй о северокорейских внутренних делах, я написал для Карнеги статью о тех проблемах, с которыми в ближайшее время может столкнуться Корейский полуостров. Сразу скажу, в чём дело. Вероятность масштабного военного конфликта десятилетиями в Корее не слишком-то отличалась от нуля, и рассуждения пиковых жилетов ЖЖ и прочих фейсбуков на тему "да вот сейчас, да вот прямо сейчас и грохнет!" мне всегда доставляли. Однако сейчас возникла реальная вероятность того, что действительно грохнет. Не очень большая вероятность, но - реальная. Впервые за десятилетия.

В общем, читайте
http://carnegie.ru/commentary/?fa=67686

Jan. 10th, 2017

09:27 pm - шаги реформ...

Написал на “Рабкоре» большой текст об экономической (и не только) политике Ким Чен Ына. ИМХО, самый большой и связный текст такого рода, который я писал в последний год (или больше) на русском. Смотрите, кому интересно..
http://rabkor.ru/columns/analysis/2017/01/09/nep/

Jan. 8th, 2017

04:42 pm - рабоче-крестьянская миграция

11 ноября прошлого года произошло мало кем замеченное, но несколько знаковое событие: с прибытием в Сеул из Китая очередной группы северокорейцев, численностью в семь человек, суммарное количество прибывших в Южную Корею северокорейских эмигрантов превысило 30 тысяч человек. Статистика по прибытиям ведётся с августа 1953 года, причём в ней учитываются только, так сказать, «человеко-прибытия». За это время многие умерли (хотя не так много, как можно подумать, потому что 96% из эти 30 тысяч прибыло в течение последних 15 лет, и только 4% прибыло в Южную Корею до 2000 года), заметное количество уехало в другие страны, так что в целом в Южной Корее находится где-то 27-28 тысяч бывших северян.

Проблем у них много, в основном из-за отсутствия навыков, полезных в современном пост-индустриальном обществе, и связей, которые в Южной Корее значат очень многое. Вдобавок, накладывается низкий уровень образования, не слишком уважительное отношение к закону, подозрительное отношение к мигрантам со стороны большинства южнокорейцев. Для последних мигранты – представители страны, во-первых, враждебной (чтобы не говорила правая пропаганда, народ на Юге давно воспринимает Север не как «оккупированную коммунистическими бандитами нашу территорию, народ которой страдает под их пятой», а просто как чужую и враждебную страну), а во-вторых – очень бедной (а к бедным странам и их жителям отношение в Корее как к коллективным лузерам). За последние пять лет 16 человек бежали обратно, а 158 человек сейчас находятся в тюрьме. Самая распространённая статья – предсказуемо, наркотики, за которые сидит 38 человек («предсказуемо» потому, что на Севере наркотики сейчас существенно более распространены, чем на Юге).

Об этом негативе сейчас любит говорить северокорейский официоз, который при Ким Чен Ыне перестал замалчивать факт существования миграции, и начал активно рассказывать, как мигранты в Южной Корее страшно страдают. Доля правды в этих рассказах есть, но всё-таки большинство мигрантов драят туалеты и собирают деньги, каждую копеечку копят, чтобы только оставшихся в КНДР детишек, стариков и прочих родственников побыстрее в капиталистический ад доставить (миграция с Севера на Юг в наши дни – дело на 100% коммерческое, никакой политики, есть деньги заплатить «брокерам» - привезут кого угодно, а нет денег – извини).

Говоря о миграции с Севера на Юг, несколько моментов, которые для россиян являются контр-интуитивными.


Вот история мигрантки, с которой ознакомился на днях. Интересно именно своей типичностью.
читайте дальше, коли интересно - типичная историяCollapse )

Jan. 1st, 2017

07:41 pm - хорошие новости

Как раз в развитие моего предшествующего постинга (который советую для понимания контекста просмотреть) стали поступать первые данные об северокорейском урожае прошлого года. Так вот, данные предсказуемо хорошие – по причинам, которые в прошлом постинге описаны.

Увеличение производства зерновых (по совсем свежим данным южнокорейского Министерства сельского хозяйства) – на 7% по сравнению с 2015 годом. По рису (данные ООН) – аж на 23%.

Рискну выступить пророком. Если тут, на Корейском полуострове, милостью Президента Трампа часом не начнётся войны (впервые на моей жизни вероятность масштабного конфликта на Корейском полуострове стала ощутимо отличаться от нуля), а в Северной Корее не случится революции-переворота-ВысочайшегоИнсульта, то лет через 5-7 они выйдут на уровень 6 миллионов тон зерновых в год. Готов спорить, в том числе и со своими коллегами, которые упомянуты выше (и не просто спорить, а заключать пари на бутылку или хороший тортик). Основание для такой оценки – динамика последних лет, и китайский опыт 1977-1985. В Китае после роспуска колхозов и раздачи земли крестьянским хозяйствам рост был примерно 30% за 7-8 лет. Не вижу оснований, почему северокорейские крестьяне будут вести себя иначе, чем вели себя крестьяне китайские.

Правда, в КНДР скорости будут несколько ниже, так как опасаясь вводить народные массы в смущение, о реформах говорят тихо, и вдобавок обставляют их всякой псевдо-социалистической декорацией – например, в качестве главной производящей единицы в Северной Корее сейчас выступает не крестьянская семья, а семья-зарегистрированная-как-звено. Такая осторожность и разумная демагогия вполне понятны с политической точки зрения, но вот скорость роста несколько снижают.

Что означает шесть миллионов тон? Что же, это означает, что большинство корейцев будет есть рис более-менее ежедневно. У нас тут часто жалеют северных корейцев, которые, дескать, «питаются одним рисом». Это забавно, так как рис в КНДР – еда начальства и богачей, а повседневная еда большинства – варёная кукуруза (не случайно незадолго до смерти Ким Чен Ира в «Нодон синмун» обещали добиться того, что корейцы «забудут вкус варёной кукурузы»). Так вот, при таких урожаях все, кроме самых бедных, будут есть рис и действительно «забудут вкус варёной кукурузы». Понимаю, что большинству россиян это не покажется особым успехом, но Россия, вообще-то, весьма богатая по мировым меркам страна. А для Северной Кореи это будет не просто успехом, а успехом гигантским. Южная Корея вышла на такой уровень где-то к 1972-75 гг.

Ну, и новогодняя речь в этом году была любопытная, хотя не уверен, что об этом напишу в ЖЖ.

Dec. 20th, 2016

06:33 pm - а что я говорила?

Любопытное явление – быстрый рост тепличного бизнеса в КНДР. Частники договариваются с кооперативами, которым по-прежнему формально принадлежат права собственности на землю, и строят теплицы. Часть продукции, по новой системе семейного подряда (фактически, просто фермерского хозяйства) отчисляется властям официально, кое-что – в виде взяток, чтобы не цеплялись зря. Главный тепличный продукт, как и в Южной Корее – зимняя клубника. Она на рынке появилась, от силы, пару лет назад, а сейчас наблюдается стремительное распространение этой ягоды (ну, и падение цен на неё, конечно). В общем, пару лет – и клубника, которая раньше была только в валютниках, и спецпайках для чиновничества, будет достаточно обычным продуктом в семьях побогаче.

Ещё раз вспоминаю свои споры с некоторыми из российских коллег (не буду указывать пальцем, но шли эти споры в Интернете, так что «все ходы записаны»). Эти коллеги - безусловно, уважаемые и адекватные, но часто склонные  к идеологическим загибам - мне, помнится, рассказывали, что Северная Корея, дескать, в силу своего климата и рельефа в принципе просто не может, и никогда не сможет, прокормить себя, так что все проблемы с продовольствием – неизбежны и объективны. А я тогда говорил, что стоит только северокорейскому правительству перейти к более вменяемой политике в области сельского хозяйства – и все проблемы будут решены. Мгновенно. Ну, кто прав-то был?

Кстати, несмотря на всю недавнюю истерику про страшные-престрашные наводнения, которая, вообще-то, с вероятностью 90% была направлена исключительно на то, чтобы выжать слезу и халявную доп. жрачку у зарубежных спонсоров, рыночные цены на рис и прочие зерновые стоят как скала (1 кг риса - 5300 СК вон, против 5000 СК вон в декабре прошлого года). Так что - улучшение продовольственной ситуации продолжается. Ознакомился, между прочим, с системой налогообложения семейных хозяйств - очень разумная система (хотя даже упоминать о ней в открытой печати - запрещено строжайше, что характерно).

Исправление: Перечитал запись сегодня (на следующий день после её размещения) и охнул - вместо цены риса я изначально написал почему-то написал курс доллара. Видимо, потому, что сначала хотел упомянуть именно курс доллара, но потом решил, что рис будет нагляднее. Исправил. Но исправил только саму цифру - что доллар, что рис стоят как скала (8100 СК вон - доллар, 5300 СК вон - рис).

Ну и ещё одна добавка: надо помнить, конечно, что клубника, даже при самом лучшем повороте событий, будет доступна заметной части населения не завтра, и не через год. При всех успехах последних лет, спору нет, успехах вполне впечатляющих, не следует забывать, что основной пищей большинства северокорейцев является даже не рис (по-прежнему повседневная пища лишь только для верхних 30-40%), а варёная кукуруза с капустой кимчхи. Однако - и Москва не сразу строилась.

01:20 pm - вечная память...

Я знал Андрея Карлова очень давно, хотя и не слишком близко, есть (увы, уже "были") у нас и общие близкие друзья. Достойный был человек. Вечная память.

Dec. 6th, 2016

01:14 pm - так вот и рождаются соросы...

На днях разговариваю с северокорейским бизнесменом (бывшим), который несколько лет назад перебрался на Юг. В одном из крупных северокорейских городов у него было несколько кораблей, ловили рыбу, продавали в Китай. Уехал на Юг из-за семьи: у сына обнаружились и большие способности, и огромный интерес к математике, его надо было учить. Сам мужик несколько скучает – на Юге он и живёт хуже, и статус у него ниже (на Севере он был средне-крупная буржуазия, с доходами несравнимо выше средних, а на Юге он - просто малоквалифицированный рабочий). Однако сын – растущее дарование, учится в хорошем университете, на математическом, а дочь консерваторию закончила.

Но дело не в этом. Говоря о своей жизни в СК, мужик рассказал, что он в своё время стал в частном порядке платить школьной математичке своего сына зарплату. Он ей отправлял по 40 кг риса в месяц (в полтора раза больше стандартного пайка кимирсеновских времён), купил ей телевизор, рисоварку и компьютер, и регулярно отправлял рыбу. Для него, с полусотней работников, это были, в общем-то, совсем не деньги.  Подразумевалось, что тётя не будет торговать на базаре, как торгует большинство учителей, которые на официальную зарплату, вообще-то, не могу жить физически, а будет вместо этого заниматься своим прямым делом – учить детей, уделяя особое внимание сыну донора – «особое» не в смысле завышенных оценок, а в смысле репетиторских занятий. Говорит, что в хорошей школе, в которую ходил его сын, подобное частное обеспечение учителей богатыми родителями – дело обычное.

Очень всё по-корейски: и отношение к учителю, и представление о том, чтоб быть математиком – круче, чем бизнесменом, и инициативное решение социальных задач «снизу» (впрочем, последняя черта, скорее, северокорейская)

Nov. 29th, 2016

09:04 pm - какая дорога идёт в Сеул?

Прошлое сообщение неожиданно вызвало вопросы о том, как добираться в Сеуле из аэропорта в город (ну и обратно, соответственно). В условиях отстуствия обратной связи с читателями данного блога, я не совсем ожидал, что такие вопроcы будут, но тут случайно получилось, что они появились, а я о них узнал, и с удовольствием отвечаю.

Крпоме того, начинаю новую рубрику "практические советы" (не знаю, конечно, как пойдёт) - для тех, кто едет в Корею по делам или как турист.


Надо помнить, что аэропортов в Сеуле – два. Старый аэропорт Кимпхо находится на окраине города, и сейчас обслуживает внутренние рейсы, а также некоторые рейсы в Китай и Японию. Вероятность того, что там окажется человек из России, не слишком велика. Главный (75% пассажиропотока всей страны) аэропорт – Инчхон, о котором и пойдёт речь.

Находится Инчхон довольно далеко от Сеула, на большом, частично искусственном острове в Жёлтом море, примерно километрах в 50 от города. Туда идёт скоростное платное шоссе, а также линия электрички.

Итак, Вы прилетели в Инчхон. Первое, чего делать не надо – это общаться с теми странными мужиками, которые будут бросаться на Вас при выходе, и на ломанном английском интересоваться, нужно ли Вам такси. В принципе, такси Вам, скорее всего, не нужно вообще. О такси может речь идти только если у Вас очень большой багаж, на руках маленький ребёнок или инвалид, а в кармане совсем много денег (ну, если рейс улетает совсем уж рано или прилетает совсем поздно, альтернативы такси может и не быть). Также имеет некоторый смысл брать такси, если Вас трое или четверо – хотя всё равно общественный транспорт будет и дешевле, и удобнее. В любом случае, садиться нужно на обычной стоянке, прямо у выхода, где всегда ждут машины. Не садитесь в чёрное, с жёлтым огоньком такси-люкс – никогда. Стоит оно много дороже обычного такси, а уровень комфорта – примерно такой же. Если поедете на такси, будет это стоить: примерно 50-60 долларов по идеальной дороге (то есть ночью и на рассвете); около 80-90 долларов – в обычное время; страшно подумать сколько – в часы пик.

Второй способ – автобус. Сразу у выхода из зала прибытия тянутся остановки автобусов, и суетятся дядечки, которые в автобусных компаниях работают, и в обязанности которых входит помощь пассажирам (по-английски, впрочем, они, как и большинство корейцев, не говорят). Билеты стоят 10-15 долларов с человека, автобусы отправляются каждые 15-30 минут, места есть почти всегда. Автобусы очень комфортабельные, в большинстве сиденья даже не просто самолётного типа, а такие как в салоне бизнес-классе. Есть пространство для багажа. Поездка до центра Сеула занимает около часа или чуть больше.

Надо, правда, точно знать, какой из пары десятков маршрутов Вам нужен. В принципе, от любой точки в городе до остановки автобуса-экспресса не так далеко, но тут, как говорится, "места надо знать". Правда, если Вы едете в гостиницу среднего или высокого уровня, то Вам помогут в аэропорту: обязательно есть автобус-экспресс, который останавливается прямо у входа в крупную гостиницу, надо только спросить в справочной автобусов-экспресов в зале прилёта (там, как раз, по-английски вполне разумееют).

Если Вам нужно улетать из Сеула, то автобус – самое разумное транспортное средство. Надо только уяснить, где находится ближайшая остановка экспресса. Остановки эти устроены отдельно, и там часто может быть даже маленький офис, где продают билеты, и где можно посидеть на диване в ожидании автобуса.

Третий способ – метро-электричка. Ходит она до Сеульского вокзала, который находится в самом центре города, с рядом остановок по пути. Она соединена с обычным городским метро, но при пересадке надо проходить турникеты и заново платить. Кроме того, советую помнить, что в сеульском метро не слишком удобно передвигаться с большим багажом – в этом смысле оно ничем не лучше метро московского или питерского. Поэтому на поезде имеет смысл ехать тем, у кого нет особо большого багажа, и прочих отягчающих обстоятельств – или, как вариант, прибыв поездом на Сеулбский вокзал, взять там у вокзала такси (обойдётся это много дешевле, чем если ехать на такси непосредственно от аэропорта). Есть обычные и более дорогие экспресс-поезда, но разница между ними в скорости и удобстве не велика. Дорога до вокзала на обычном поезде занимает около 45 минут.

Наконец, для тех, кто собирается не в Сеул, а прилетает в Корею всё равно в Инчхон (ну, туда почти все прилетают). Имейте в виду, что от аэропорта отправляются междугородные автобусы в большинство крупных городов страны. В последнее время в аэропорт ходят и обычные поезда, так что можно там сесть на поезд, и отправиться в Пусан или Тэгу.

Nov. 26th, 2016

02:17 pm - голубой (или жёлтый) огонёк

Решил "литературно обработать" и выложить в ЖЖ заметки, которые сделал для материала по поводу сеульского транспорта.

Корея – одна из тех немногих стран мира, в которой такси можно считать одним из видов общественного транспорта. Как хорошо знают те, кто бывал в Европе, в большинстве развитых стран особо-то на такси не поездишь: цены кусаются.

В Корее ситуация иная – это едва ли не единственная из известных мне богатых развитых стран, в которой человек не только среднего, но и ниже- чем-среднего достатка, спокойно садится в такси и едет себе в пункт назначения.

Формальные тариф городского такси является сочетанием базовой  платы (기본요금/ 基本料金), которая сейчас составляет 3000 вон, то есть примерно 2,5 доллара по нынешнему курсу. Это – плата за посадку и первые два километра (даже проехал только 200 метров – всё равно платишь 3000 вон). После этого начинается начисление дополнительной платы, по расстоянию и времени. В Сеуле из самого центра до дальней окраины доехать стоит примерно 20 тысяч вон, то есть где-то 17 долларов. При этом площадь Малого Сеула, то есть Сеула в формально-административных городских границах (서울특별시/서울特別市), чуть больше 600 квадратных километров, а Москва в пределах МКАД (не вся нынешняя Москва, а Москва в пределах МКАД) – это чуть меньше 900 квадратных километров, так что примерно города соизмеримы.

По состоянию на конец 2015 года (более свежей статистики я как-то не нашел) в Сеуле имелся 72.101 «таксомотор». При этом с точки зрения обывателя, который в этих такси и ездит, такси сеульские делятся на две основные группы.

С одной стороны, есть в городе обычные такси (일반택시/一般택시), серебристо-серого или, желтовато-оранжевого цвета, с фонариком-индикаторов на крыше. Обычно это седаны среднего класса, типа «Сонаты» и её аналогов.

Кроме этого есть еще «такси-люкс» (모범택시/模範택시) - большие, всегда чёрные, с жёлтым огоньком. Их, в общем-то, совсем немного: среди 72 тысяч такси Сеула, таких такси-люкс 1600, то есть около 2%. Отличаются от обычных они, разумеется, ценой: такси-люкс раза в два дороже обычных. Такие машины несколько больше и удобнее обычных, хотя, честно говоря, особой разницы я и не вижу. Поэтому обычный мой инструктаж для человека, который приезжает впервые в Сеул, включает и такую заповедь: «Никогда, никогда не садись в чёрное такси!».

Кроме того, теоретически, есть в Сеуле ещё и такси-микроавтобусы, примерно десятиместные. По состоянию на конец 2015 г. их было 179 штук. Их надо вызывать по телефону, просто так пустыми, в поисках пассажиров по городу эти такси обычно не ходят.

Впрочем, что с точки зрения и законодательства операторов классификация такси в Сеуле другая. С точки зрения законодательства важнейшим являются отличие между теми такси, которые непосредственно принадлежат их водителям, и теми такси, которые принадлежат таксопаркам, то есть фирмам. Такие фирмы, в которых может быть и десяток машин, и сотня, нанимает водителей, то есть водитель на такой машине – наёмный работник.

Из 72 тысяч сеульских такси индивидуальных такси было 49 тысяч, то есть две трети. При этом такси-люкс являются только индивидуальными, таксопаркам их эксплуатировать нельзя.

Если человек хочет стать владельцем-водителем индивидуального такси, то он сам, за свои деньги покупает специально оборудованную машину, на которой и будет работать. Водитель сам должен отвечать целому ряду требований – в частности, он должен иметь определённый стаж (на настоящий момент – 3 последних года) работы водителем по найму без ДТП, и сдать соответствующие тесты.

В принципе индивидуальные такси отличаются от тех такси, которые принадлежат фирмам-таксопаркам даже внешне: они выглядят куда аккуратнее. Оно и понятно: наёмный водитель, который водит машину чужого дяди, конечно, ухаживает за ней хуже. Цены, впрочем, и у индивидуалов, и у таксопарков – одинаковые, утверждаемые мэрией.

Оплата в сеульском такси – строжайшим образом по счетчику. Иногда даже таксист может дать пассажиру чаевые, то есть округлить цену в пользу пассажира, хотя бывает это довольно редко, конечно, и только если речь идёт о большой сумме. А вот недодать пассажиру сдачу, даже копеечку – практически немыслимо. Подобные накрутки можно встретить, разве что, у аэропортов, где особо хитроумные товарищи   ловят лохов-иностранцев – поэтому и другой совет: «Если хочешь ехать из аэропорта на такси (что, вообще-то, обычно не имеет смысла), то садись в обычное такси на обычной остановке.

Navigate: (Previous 10 Entries)