?

Log in

Случайные заметки Андрея Ланькова

Jan. 1st, 2019

12:00 am - ВСТУПИТЕЛЬНОЕ

В настоящий момент журнал предназначается в основном для чтения френд-ленты и комментирования. Временами буду выкладывать ссылки на свои (или чужие) публикации, которые появились в сети, и отдельные заметки, которые соответствуют "формату ЖЖ". Регулярности и систематичности обеспечить не смогу - "случайные заметки", не более того. Комменты отключены

почему отключены?Collapse )


Если кому интересно - мои опубликованные материалы на русском языке выкладываются на сайте: www.okoree.by.ru, зеркало lankov.oriental.ru. Для тех, кто читает по-английски, мои колонки по истории Северной Кореи и нынешней ситуации в КНДР можно почитать здесь, а по истории южнокорейского быта и всего прочего - здесь.

Aug. 22nd, 2016

01:13 pm - хватай мешки, вокзал отходит

Последние месяцы стали временем массовых побегов северокорейских дипломатов, работников внешнеторговых организаций и чиновников средне-крупного калибра. В таких количествах они не бегали уже лет 60. Только что бежал советник-посланник из Лондона, известный в широких кругах своими красноречивыми речами о преимуществах социалистической чучхейской системы (а в узких кругах - весьма прозрачными намёками по поводу неэффективности оной системы). Перед ним бежал один из главных работников Комнаты 39, личной внешнеторговой фирмы Семьи.

Скорее всего, эти побеги - несколько запоздалая реакция на "дело Чан Сон-тхэка" и расстрелы генералов, ведь в таких количествах, как в последние 2-3 года, большое начальство в КНДР не стреляли уже тоже лет 60. При этом Высший Руководитель, кажется, не испытывает даже особого почтения к семьям и потомкам манчжурских партизан, которые с 1958-60 гг. составляли наследственную элиту страны и были практически неприкосновенными (расстреливать, как правило - нельзя, понижать в должности и высылать в деревню на трудовое перевоспитание - можно, но в большинстве случаев - с последующей реабилитацией и возвращением примерно на прежний уровень).

Конечно же, пошли опять разговоры о том, что "режим на грани краха". Я отношусь к этим разговорам скептически, ибо в страхе божьем Молодой Маршал держит элиту, причём самую её верхушку, а народ, равно как и нижне-средние слои элиты, включая новый бизнес, сейчас живёт по нашим меркам довольно погано, но всё равно лучше, чем вообще когда-либо жил, и посему связывает с новым Кимом немалые надежды на дальнейшее улучшение ситуации. Впрочем, любовь народная переменчива, как известно.

В связи с побегами посмотрел давно скопированные материалы архивов (АВП РФ и РГАСПИ) и написал небольшую статью для "Ленты" о том, как обстояли дела во время прошлой волны побегов, то есть в конце 1950-х. Тогда послы и министры бегали, конечно, в СССР и Китай, а не в Южную Корею и на Запад - в том числе и потому, что сами беглецы были вполне марксистами-ленинцами и осуждали Ким Ир Сена именно за то, что он был никак не марксистом классического извода.

В статье я, правда, сконцентрировался на самых драматических побегах, и не говорю, наприимер, о массовом возвращении/высылке просоветски настроенных партработников из числа советских корейцев (а там были весьма интересные эпизоды), или о делах на Сахалине.

И маленькое замечание: после редактуры и неизбежного сокращения текста стало не совсем ясно, что главную роль и решении принимать северокорейских  политэмигрантов сыграл Ю.В.Андропов, поддержанный А.А.Громыко и, похоже, М.А.Сусловым. Там в сокращённом тексте Андропов всплывает только раз, и не совсем понятно, почему именно к нему обращается (через совпосла) Ким Ир Сен.

В общем, читайте

Aug. 7th, 2016

06:34 pm - куряне — сведомы кмети, как известно...

В последнее время в российском кореведении появилась новая (для корееведения) фигура - Игорь Николаевич Селиванов. Строго говоря, И.Н.Селиванов не «кореевед» в обычном смысле этого слова, а историк-международник, который делами Кореи стал заниматься не так давно, будучи по основной облати своих интересов историком советской внешней политики. Результатом его работы последнего времени стали первоклассные публикации, основанные на изучении материалов российских архивов. Когда-то, лет 15-20 назад, я и сам этим активно занимался, но давно уже перешёл к другой проблематике, а за эти годы для исследователей стали доступными новые важные материалы, и именно эти материалы активнейшим образом сейчас разрабатывает И.Н.Селиванов.

А пишу я это вот почему. Узнал я только что, что Селиванов и его коллеги из Курска задумали очень хорошее дело (и сделают они его, полагаю, лучше, чем кто-либо я сам собирался много лет, но времени и пороху не хватило). Они хотят подготовить сборник, посвящённый тем советским корейцам, которых Советское правительство направило на работу в КНДР в 1940-е гг. Я об этих людях писал (см. здесь – но учтите, что в ближайшее время по результатам работы И.Н. Селиванова в содержание того, что там написано, наверняка придётся вносить и важные дополнения, и серьёзные исправления).

В этой связи я помещаю у себя в ЖЖ текст объявления, который распространяют по Сети курские коллеги – и попросить, всех, у кого есть соответствующая информация, на это объявление откликнуться (а также – при любой возможности распространять текст дальше, в первую очередь, на сайтах, где могут появляться те, кто нужен курским коллегам). Адрес есть в тексте.

***
ЧИТАТЬ И ПОСТИТЬ!
Уважаемые посетители сайта!

В октябре 2016 года исполняется 70 лет с момента принятия руководством СССР решения о командировании в Северную Корею первой группы советских граждан корейской национальности для помощи в строительстве нового государства. Научно-учебный Центр и исторический факультет Курского государственного университета планируют к этой дате подготовить специальный сборник и памятный буклет, в которые будут включены биографические материалы, документы и фотографии об их пребывании в Северной Корее и жизни в Советском Союзе, а также воспоминания родственников.

Если у вас есть интересные материалы, и вы хотели бы принять участие в данном проекте, ждем откликов по электронному адресу: istfakkgu@yandex.ru (c пометкой: «для проекта Советские корейцы в КНДР»).

С уважением, координаторы проекта

Руководитель Центра, декан исторического факультета Курского государственного университета, профессор, доктор исторических наук, Ирина Александровна Конорева

Заведующий кафедрой всеобщей истории, Курского государственного университета, профессор, доктор исторических наук, Игорь Николаевич Селиванов

***

И дальше от себя добавлю: об этих людях надо писать сейчас. Почти все они уже мертвы, скоро уйдут из жизни и их дети. Судьба их личных архивов может оказаться печальной - не говоря уж о судьбе семейных преданий. Эти люди сыграли гигантскую роль в корейской истории, но сейчас политико-культурная ситуация сложилась таким образом, что всем (кроме нас) выгодно о них просто забыть. Власти КНДР вычеркнули их из истории, ибо они для Ким Ир Сена являлись опасными чужаками, проводниками иностранного, советского влияния (при том, что многое из того, что в КНДР приписывается Кимам, в действительности сделали именно советские корейцы). Левые южнокорейские националисты не хотят помнить этих людей потому, что им тоже сейчас политически выгодно замалчивать ту роль, которую СССР играл в Северной Корее в 1945-1955 гг. Кроме того, южнокорейские историки в целом, вне зависимости от своей политической направленности, вообще не слишком интересуются этими людьми – главное внимание в Сеуле привлекают те персонажи северокорейской истории, которые так или иначе связаны с нынешней Южной Кореей.

В общем, помогите учёным из Курска. Если не мы, то больше никто. Если не сейчас, то больше никогда.

Aug. 4th, 2016

07:22 pm - про санкции

Становится ясным, что, во-первых, санкции, предусмотренные Резолюцией №2270, не работают и, во-вторых, в связи с наметившимися изменениями в позиции Китая, скорее всего, не заработают и дальше.  Не скажу, чтобы меня это обстоятельство расстраивало, впрочем.

Обо всем этом написал вчера. Кому интересно - читайте.

Aug. 2nd, 2016

06:20 pm - обворованные ворюги

Недавно в одном из специализированных южнокорейских журналов (북한, 7호, 2016년) появились воспоминания Квак Мун-хвана, бывшего высокопоставленного военного, ныне эмигранта в Сеуле, в котором речь идет о крупном северокорейском внешнеторговом работнике по имени Сон Тхэ-бин (송태빈). [관문완. 영웅적 범죄. // 북한, 2016.7, 124-129].

Собственно говоря, «воспоминаниями» этот текст назвать сложно: по сути, там рассказана лишь одна байка, которая, однако, очень много говорит об особенностях и проблемах северокорейского внешнеторгового мышления.
читать дальше?Collapse )

Понятно, что байка остаётся байкой. Я за жизнь выслушал всяких подобных историй немало, и по опыту знаю, что обычно за ними стоят ситуации, реально имевшие место, но в интересах художественной выразительности немало приукрашенные. Так что совсем не удивлюсь, если грузовиков в действительности было не восемьсот, а, скажем, восемьдесят, или если технология надувательства была  несколько иная.

Но в данном случае фактическая достоверность не так уж и важна (история эта останется ценной, даже если она вообще полностью выдумана Квак Мун-хваном или кем-то из его приятелей). В самой байке отражается одна из важнейших проблем северокорейской внешней торговли – постоянная и неистребимая склонность северокорейской стороны к обману своих партнеров. Подобные действия воспринимаются как патриотическая лихость, и мало кто задумывается о том, к каким последствиям подобные акции могут привести в долгосрочной перспективе. Неоднократно приходилось сталкиваться с тем, что северокорейское начальство попросту в принципе не думает о таких вещах, как кредитный рейтинг и деловое доверие, которые для них являются совершенно бессмысленными и, где-то, даже смешными категориями.

Это грустно. В последние годы Ким Чен Ын осуществляет здравую и умеренно успешную экономическую политику, которая привела к заметному улучшению ситуации в стране. Однако одна из главных проблем, с которой он сталкивается – это отсутствие иностранных инвестиций. Экономический рост возможен и без инвестиций, но скорость этого роста будет ограничена – а КНДР сейчас нужен не просто рост на уровне 3-4%, а рост очень быстрый, на уровне 7-10% в год. Этого невозможно добиться без привлечения иностранного капитала. Одной из причин нежелания иностранных инвесторов работать с КНДР является, конечно же, ядерная проблема и связанный с ней режим санкций – никто из бизнесменов не собирается создавать себе политических проблем. Однако другой проблемой в деле привлечения иностранного капитала остаётся репутация северокорейских бизнесменов как людей крайней ненадёжных и склонных к самым примитивным формам жульничества.

Остаётся только надеяться на то, что новое поколение северокорейских бизнесменов – дети господина Сон Тхэ-бина (с большой вероятностью, кстати, именно биологические дети его и его коллег, ибо большинство привилегированных должностей в КНДР являются полу-наследственными) всё-таки узнают что-то о пресловутом «слове купеческом» и поймут, почему оно имеет экономический смысле. В конечно итоге это поможет и им, и их династии, и их стране – конечно, если и страна и династия просуществуют достаточно долго.

Jul. 5th, 2016

06:53 am - о бедной певице замолвите слово

Выложено видео моей очередной лекции о повседневной жизни в Сеуле. На этот раз тема - массовая культура, точнее, её появление на рубеже XIX и XX веков и её рост в колониальные времена. Как появились первые корейские газеты (и почему о самой первой из них в Корее обычно не пишут), почему утопилась первая корейская эстрадная певица, как становились киноактрисами в 1920-е гг. - в общем, слушайте, кому интересно.


Сеул 1870-1945 г.: Рождение массовой культуры
https://www.youtube.com/watch?v=JkGp4qedhJY


Предшествующие лекции - смотрите ниже.

Сеул 1870-1945 г.: Городское планирование, архитектура, население.
Часть 1
Часть 2

Сеул 1870-1945 г.: Новая и старая еда, новая и старая одежда
Часть 1
Часть 2

Сеул 1879-1945 г.: общественный транспорт - машины, автобусы и прочие трамваи.
Часть 1.
Часть 2.

Jun. 12th, 2016

11:30 am - шесть лишних мегатон

Написал в "Карнеги" о потенциальной угрозе гонки ядерных вооружений в Восточной Азии. Читайте, кому интересно.

Jun. 11th, 2016

08:24 pm - инженеры человеческих душ

В Северной Корее с 1970-х гг. действовала интересная система ознакомления собственной элиты, как культурной, так и политической, с тем, что происходило в мировой культуре – и о чём простому человеку знать было совсем не надо. Система, как это часто бывало в КНДР, была изначально заимствована из СССР, но доведена до совершенства.

В КНДР издавались малым тиражом и под грифом секретности, популярные произведения мировой литературы, которые потом распределялись среди доверенных лиц (в частности - функционеров Союза писателей, творческих людей, пишущих про заграничную и южнокорейскую жизнь). Называлось это 백부도서 или 백부소설, в вольном переводе – «литература ста копий», поскольку считалось, что тираж изданных таким образом книг составляет 100 экземпляров (так поначалу и было, но потом он, вроде бы, стал больше).

Таким образом, кстати, в семидесятые и восьмидесятые годы выходили и книги советских авторов. В очередной раз несколько дней назад встретил человека, который в этой серии прочёл Юлиана Семенова и «Блокаду» Чаковского (при том, что телесериал про «17 мгновений», известный в Северной Корее как «17 дней», шёл по СК телевидению вполне официально, неоднократно и с огромным успехом). Издавали так же Хемингуэя и прочих западных писателей XX века, под грифом, для особо проверенных. Любопытно, что все тексты, о которых я знаю, что в Северной Корее они были изданы в «литературе ста копий», в Советском Союзе были хорошо известны и доступны всем - ну, если не принимать во внимание книжного дефицита, конечно.

Судя по всему, издавалось очень много, так что "те-кому-положено" мировую литературу худо-бедно знали (ну, скажем, на уровне читателя советского журнала "Иностранная литература" или чуть хуже).

Ну и, кроме того, были закрытые просмотры западных и южнокорейских фильмов в кинозале при ЦК ТПК, два раза в месяц, по приглашению, для высших чиновников и культурного начальства, а также кино-и писательской элиты.

Так что инженеров человеческих душ держали в курсе относительно достижений их коллег, чтобы они применяли то, что надо, но в правильном контексте. Кстати, влияние западной и, особенно, южнокорейской массовой культуры (в первую очередь – кинематографа) на Северную Корею заметно примерно с 1970 г. – хотя сами зрители и читатели этого влияния, за незнанием образцов, не замечали.

Jun. 1st, 2016

04:13 pm - наедине со страшными речными пиратами...

Да, если кто не видел - очень советую прочитать репортаж-расследование Олега Кирьянова. О том, как дурят туристов, используя, скажем так, "некоторые особенности КНДР".

http://rg.ru/2016/05/31/rg-uvidela-tehnologiiu-shtampovki-sluhov-o-kndr.html

04:05 pm - грустная история

Как известно, Советское правительство долго не признавало того, что в Корейской войне принимали участие наши лётчики. Разбирая архивные копии (в ходе работы над статьёй по совсем другой теме), я только что наткнулся на интересный документ. Текст документа веделен курсивом, подчёркивание - из оригинала (в официальных "дневниках" дату всегда подчёркивали), пунктуация и стиль оригинала, мои комментарии - в круглых скобках.


Дневник посла СССР в КНДР тов. Иванова В.И. За период с 27 августа по 9 сентября 1955 года.
[...]

29 августа
Посетил Ли Дон Гена (зам. министра иностранных дел КНДР - А.Л.) и, сославшись на беседу т. Лазарева с Нам Иром от 19 августа по вопросу праха советского летчика сообщил, что по мнению Москвы в Военной комиссии (по перемирию - А.Л.) было бы целесообразно заявить, что в Корее не было советских летчиков ни в 1950 году, ни позже и что по данному вопросу следовало бы обращаться к советскому правительству.

Ли Дон Ген сказал, что мнение Москвы ими будет учтено.


Записи упомянутой в тексте беседе С.П.Лазарева (советник-посланник) с Нам Иром (министр иностранных дел КНДР) у меня нет, но из контекста вся ситуация очевидна: у южнокорейцев на их территории находились останки одного из наших лётчиков, который погиб в годы Корейской войны (или, что - учитывая расовый тип - куда менее вероятно, останки того, кого они сочли советским лётчиком – в то время как в действительности погибший был военнослужащим Китая или КНДР), и летом 1955 г., через Комиссию по перемирию южане или американцы обратились к представителям КНДР с предложением вернуть останки для захоронения. Однако, поскольку тогда советская сторона упорно и безоговорочно отрицала тот факт, что советские лётчики воевали на стороне Северной Кореи, на это и последовал приведёный выше решительный ответ.

Возникает мысль – а где тогда эти останки сейчас? Ведь кто-то из советских лётчиков, несмотря на строжайший (и, кстати, раздражавший многих из них) приказ ни при каких обстоятельствах не пересекать линию фронта, всё-таки погибал на территории Юга. Где они похоронены? Поискал - ничего совсем с ходу не нашёл. Однако не плохо бы не только мне, но и коллегам-историкам, и, главное, нашим дипломатам иметь в виду это обстоятельство.

Navigate: (Previous 10 Entries)