?

Log in

Случайные заметки Андрея Ланькова

Jan. 1st, 2019

12:00 am - ВСТУПИТЕЛЬНОЕ

В настоящий момент журнал предназначается в основном для чтения френд-ленты и комментирования. Временами буду выкладывать ссылки на свои (или чужие) публикации, которые появились в сети, и отдельные заметки, которые соответствуют "формату ЖЖ". Регулярности и систематичности обеспечить не смогу - "случайные заметки", не более того. Комменты отключены

почему отключены?Collapse )


Если кому интересно - мои опубликованные материалы на русском языке выкладываются на сайте: www.okoree.by.ru, зеркало lankov.oriental.ru. Для тех, кто читает по-английски, мои колонки по истории Северной Кореи и нынешней ситуации в КНДР можно почитать здесь, а по истории южнокорейского быта и всего прочего - здесь.

May. 26th, 2016

12:33 pm - о глубком интересе к себе, любимым...

Фёдор Тертицкий тут написал в «Слоне» большую и правильную статью о том, как воспринимают Россию в южнокорейских СМИ. К сожалению, статья – подписная, доступ к полному тексту только за денежку. Всё там правильно – и про поддержку южнокорейской прессой операций в Сирии (без особых оговорок: русские – герои, мочат в сортире тех, кого там и надо мочить), и про уверенность в том, что Немцова убили по личному приказу Путина (а как же иначе, Немцов ведь "опасный руководитель оппозиции в стране с авторитарным режимом"), и про полное отсутствие в южнокорейской прессе интереса к российско-украинскому конфликту и Украине как таковой (Россия – понятно: Большой балет, ракеты, водка, КГБ и Толстоевский, а вот что такое Украина – корейцам неведомо).

Однако пишу постинг из за одной замечательной цитаты, с которой статья, собственно, и начинается. ФТ пишет:

Несколько месяцев назад я читал статью знакомой кореянки-русистки по поводу украинского кризиса. Статья в целом была неплохая, но один момент показался мне довольно необычным: автор посчитала неприезд Ким Чен Ына на парад Победы-2015 важным фактором, оказавшим существенное влияние на внешнюю политику России в отношении Украины.

Смеетесь? А зря. Заверяю: многие рассуждения российских специалистов, в том числе и толковых (не говоря уж о диванных аналитиках), принципиально ничем не отличаются от вышеприведённого. Им тоже всегда кажется, что если не всё, то почти всё в мире происходит то ли вокруг России, то ли из-за России. А это не так. Совсем не так.

May. 22nd, 2016

01:53 pm - светлой памяти сеульского трамвая

Продолжаются мои нерегулярные лекции по истории повседневной жизни Сеула в 1870-2010 гг., которые идут при организационной поддержке Юлии Уняевой (логистика) и Евгения Штефана (обработка записей)

Выложена лекция по истории городского транспорта.

Сеул 1879-1945: общественный транспорт - машины, автобусы и прочие трамваи.
Часть 1.
Часть 2.


Предшествующие лекции - смотрите ниже.

Сеул 1870-1945 г. Городское планирование, архитектура, население.
Часть 1
Часть 2

Сеул 1870-1945 г. Новая и старая еда, новая и старая одежда
Часть 1
Часть 2

May. 12th, 2016

03:11 pm - о съезде

Написал о съезде, на котором, по сути, ничего не случилось.

http://carnegie.ru/commentary/2016/05/10/ru-63535/iy3u

Добавлю субъективное. Я читал или тщательно просматривал материалы всех съездов ТПК, кроме Пятого. Этот был самым скучным и мутным. Не факт, впрочем, что это плохо.

03:06 pm - о некоторых проблемах с демократическим сознанием в отдельных районах земного шара

Замечательная цитата из интервью северокорейского беженца, которая во многом отражает то, что и мне часто приходится слышать в разговорах - как с беженцами, так и с СК предпринимателями и бюрократами в третьих странах. Приведу в вольном переводе, с добавкой (в квадратных скобках) из того же интервью, несколькими минутами ранее:

Мне тут пришло в голову, что избирательная система Южной Кореи может на деле быть более опасной, чем избирательная система в Северной Корее. На Севере, независимо от того, кто получает избран в ВНС, у депутата всё равно нет абсолютно никакой политической власти, [он просто всегда голосует «за»]. Таким образом, в Северной Корее депутаты по сути безвредны, так как они по крайней мере не могут вводить такие законы или правила, которые потом окажутся опасными для жизни и благополучия людей.

Вообще, помнится как пару лет назад весьма успешная и очень умная тётка, крупная предпринимательница из Пхеньяна, сидя перед экраном телевизора в Китае, с некоторым недоумением говорила мне, указывая на этот самый экран, который как раз демонстрировал какие-то демонстрации в Южной Корее: «Зачем всё это? Как это вообще можно допускать? И как Пак Кын-хе вообще такой страной может править?»

Apr. 14th, 2016

08:28 pm - почему корейский король не ел курицу с женьшенем

Уже несколько месяцев как я, при содействии Юлии Уняевой (журнал/сайт КиМ) и Евгения Штефана, которые занимаются организационными вопросами, веду нерегулярный цикл лекций по истории повседневной жизни Сеула в последние полтора века, после открытия страны. Цикл будет идти долго, так как дел у меня прочих более чем хватает. Пока прочитаны и выложены две лекции, каждая в двух частях. А так - на пару лет всё мероприятие, я полагаю.

Сеул 1870-1945 г. Городское планирование, архитектура, население.
Часть 1
Часть 2

Сеул 1870-1945 г. Новая и старая еда, новая и старая одежда
Часть 1
Часть 2

Apr. 6th, 2016

12:26 pm - вокруг санкций

Некоторый тезисный «апдейт» по поводу санкций.
Надо понимать, что времени с введеняи санкций прошло мало, так что кратко- и среднесрочные политические перспективы остаются крайне туманными (равно как и перспективы северокорейской экономики, которая сейчас от повротов внешней политики зависит чуть больше, чем полностью).
На настоящий момент есть две группы тенденций, которые,  условно говоря, можно назвать «позитивными» и «негативными». Термины эти, конечно, субъективны, ибо отражают моё личное отношение к происходящему – ну, не хочу я того, чтобы в Северной Корее возник жесточайший экономический кризис, который не приведёт ни к чему хорошему, но много к чему плохому. Перспектива острого политического кризиса, последствия которого тоже могут оказаться вполне катастрофическими, тоже не вдохновляет. Куда более предпочтительной представляется постепенная эволюция – тем более что признаки такой эволюции в последние годы стали заметны.


Итак, сначала - тенденции и новости позитивные, то есть такие, которые могут существенно снизить эффективность ООНовских  (фактически,  американо-китайских) санкций.

1. Северокорейские фирмы, как и ожидалось, сейчас ведут активную деятельность по созданию в Китае фиктивных  компаний, которые зарегистрированы на граждан КНР. Использование этих фирм позволит до некоторой степени смягчать ущерб, наносимый новыми американскими банковскими санкциями. Кроме того, через эти компании могут позволить обходить и прочие пункты Резолюции 2270.

2. По сообщениям и слухам, китайская таможня не отличается особой жёсткостью и пропускает на территорию Северной Кореи запрещённые товары, особенно, если данная близорукость таможенника соответствующим образом проплачена. Китайские власти, кажется, пока смотрят на это сквозь пальцы.

3. Существует большая вероятность того, что Китай, который является ключевым игроком во всей системе санкций, немного поиграв в жёсткость и нагнав на Пхеньян страху, решит наконец сменить гнев на милость и займёт менее жёсткую позицию (в первую очередь, по основному для КНДР сейчас вопросу – вопросу о закупках угля в КНДР). Для смягчения позиции по поставкам у Китая есть даже формально-юридические возможности, заботливо предоставленные ему ООН (о чём я уже писал).

4. Следует отметить то отрадное обстоятельство, что на протяжении последнего месяца цены на основные продукты на северокорейских рынках были стабильными, стабильным был и курс доллара. Это говорит о том, что северокорейская экономика в общем продолжает функционировать в нормальном режиме, нет ни катастрофы, ни вообще острых проблем. Впрочем, надо понимать, что санкции начнут действовать не сразу, а только через один-два месяца, так что нынешняя стабильность мало о чем говорит. С другой стороны, резко, в полтора раза, выросли цены на жидкое топливо.


Негативные последствия, то есть такие последствия, которые могут привести к серьёзным экономическим (а также, в перспективе, и политическим) неприятностям для КНДР.


1. Северная Корея занимает жёсткую позицию в отношении Китая и продолжает это активно демонстрировать. Вообще говоря, китаефобия Ким Чен Ына меня всегда удивляла, ибо она казалась иррациональной (хотя сам Молодой Маршал – человек рациональный, пусть и с  загибами). Понятно, что экономическое развитие Северной Кореи, равно как и проведение успешной дипломатии, просто невозможно без хороших отношений с Китаем. С точки зрения Пхеньяна, у Китая как партнёра-спонсора просто нет альтернатив. Тем не менее, на протяжении всего своего правления Ким Чен Ын постоянно, по мелкому и, зачастую, без видимых причин, кусает Китай: конфисковывалась собственность китайских физических и юридических лиц, в северокорейской печати появлялись прямые нападки на китайскую политику, иногда выкидывались совсем уж неожиданные фортели, в стиле побега девичьего ансамбля «Моранбон» из Пекина в декабре прошлого года. Подобные выходки сыграли немалую роль в том, что Китай поддержал пресловутую Резолюцию 2270 (хотя основным фактором там было, полагаю, давление на Пекин со стороны США).
Так вот, китаефобские закидоны продолжаются. «Нодон синмун» на днях опубликовала антикитайскую статью. Во внутренних документах ТПК тоже всячески кроют Китай и настраивают население страны на конфронтацию со своим главным соседом и практически единственным партнёром.

2. Вполне предсказуемо, что в этой ситуации «Синьхуа» только что (5 марта) сообщило, что Китай официально запрещает закупку в КНДР угля и железной руды – правда, сделав оговорку о том, что в тех случаях когда захочет руководство когда поставки не  имеют отношение к военным программам, их могут и разрешить.

3. Не может не насторожить и отмеченное, в частности, hеijo недавнее заявление «Нодон Синмун», которая призвала население КНДР быть морально готовым к очередному «трудному походу» (кто не знает – традиционное эвфемистическое название массового голода второй половины 1990-х годов). Кстати сказать, вопреки распространенным у нас представлениям, сам факт массовых голодовок 1990-х в Северной Корее отнюдь не скрывается – наоборот, событиями того времени принято гордиться, находя в них черты непоколебимой воли корейского народа и его преданности текущему Вождю.
Само по себе появление такого заявления в "Нодон синмун" можно объяснить – северокорейские пропагандисты и их начальство понимают, что вероятность серьёзного экономического кризиса сейчас весьма велика и что народ к такому кризису надо как-то готовить. С другой стороны, появление таких статей заставляет подозревать, что северокорейское руководство решило упереться рогом в землю и не идти ни на какие шаги, которые теоретически могли бы либо снизить остроту кризиса - либо смягчив позицию американо-китайской коалиции, либо же эту коалицию расколов. Подобная готовность поморить голодом (иногда и до смерти) часть собственного населения является не только иррациональной, но и достаточно опасной для политической стабильности (народишко-то несколько разъелся в последние годы, да и боятся стал поменьше).


Всё это – чисто предварительные соображения. Ситуация не ясна, и что-то опредёленное о происходящем можно будет сказать летом или даже осенью, когда страсти остынут.

Mar. 15th, 2016

06:37 pm - выход есть, но открыт ли он?

Несколько замечаний по поводу Резолюции Совета Безопасности 2270 и некоторых возможных сценариев ближайшего будущего Северной Кореи.

Резолюция 2270, как я уже писал, является беспрецедентной по своей жёсткости. Однако при некотором расссмотрении в ней обнаруживается весьма серьёзная лазейка – и не лазейка даже, а целый, скажем так, здоровенный пролом в заборе, причем оставленный там, скорее всего, совершенно намеренно.

Резолюция 2270  много чего запрещает Северной Корее, однако главным из этих запретов является запрет на экспорт полезных ископаемых (точнее, запрет государствам – членам ООН  приобретать эти самые полезные ископаемые). При этом полезные ископаемые в Резолюции делятся на две группы. К одной группе относятся золото, титановая и ванадиевая руда и редкоземельные минералы, а к другой – уголь и железная руда.

С первой группой всё просто и однозначно: в соответствии со пунктом 30 Резолюции 2270 экспорт этих полезных ископаемых запрещён безоговорочно. Со второй  группой дело обстоит сложнее, ибо в пункте 29 резолюции за запретом экспорта угля, железа и железной руды следует  забавная оговорка – настолько забавная, что имеет смысл привести её целиком в официальном русском переводе: «это положение не применяется по отношению к: (…) b) сделкам, которые, как установлено, осуществляются исключительно для целей обеспечения средств к существованию и не связаны с получением доходов для программ КНДР по ядерному оружию и баллистическим ракетам» (пункт 29).

Понятно, что при взгляде на вагон с углём, нет возможности определить, будет ли использована прибыль от этой сделки для  злодейских целей, либо же, наоборот, для целей добродетельных. Это особенно верно в отношении такой страны, как Северная Корея, в которой – несмотря на всё развитие частного бизнеса – государство по большому счёту может приказать всем сказать, что надо, и нарисовать любые бумаги. Поэтому по сути решение вопроса о том, разрешать ли поставки угля и железной руды, оставлено на усмотрение покупателя.

При этом практически все поставки  угля и железной руды идут через Китай. Именно Китай является в последние годы едва ли не единственным потребителем и угля, и железной руды из КНДР. При этом уголь в последние годы вообще является основой северокорейского экспорта. Таким образом, резолюция ООН фактически оставляет на усмотрение Китая  вопрос, закупать ли в Северной Корее уголь или нет. Если Китай решит, что уголь из Северной Кореи можно и нужно экспортировать, то он может это сделать, формально не нарушая Резолюцию 2270. Если Китай  пойдёт на то, чтобы продолжать закупать северокорейский уголь, то это будет означать, что для Северной Кореи резолюция 2270 приведёт к неприятным, но не катастрофическим последствиям. Если же Китай уголь закупать не будет, то удар будет очень серьёзным.

Пока позиция Китая не ясна, но по  первым поступающим сообщениям создается впечатление, что китайская сторона пока решила уголь в Северной Корее не покупать. Были сообщения, что приграничный северокорейский город Синыйджу буквально забит грузовиками с железной рудой и углем. Санкции были введены Китаем неожиданно и оказались неприятным сюрпризом для северокорейских экспортеров.

Правда, нельзя исключать и того, что Китай  через некоторое время сменит гнев на милость. Не исключено (и даже, как мне представляется, весьма вероятно), что нынешняя позиция Китая является временной. Китайское руководство хочет преподать Северной Корее, которая изрядно утомила его своими постоянными выходками и мелочными укусами, некий наглядный урок и напомнить Пхеньяну о том, что Китай при малейшем желании может скрутить северокорейскую экономику в бараний рог, с весьма вероятными (и крайне неприятными для нынешней власти) политическими последствиями. После того, как этот урок, по мнению Пекина, будет усвоен, экспорт возобновится. Вполне в стиле Си Цзиньпина поступок, кстати.

Очень хотелось верить в этот вариант, то есть в то, что ситуация нормализуется, хотя и не в полной мере (о полной нормализации поле такого документа, как Резолюция 2270 речь не может идти еще минимум несколько лет). Надеюсь, я не выдаю желаемое за действительное, когда думаю, что подобный вариант является не только желательным, но и наиболее вероятным. Тем не менее, кажется, что в ближайшие месяцы северокорейских экспортеров и северокорейскую экономику ждут тяжёлые времена.

Mar. 5th, 2016

07:06 pm - мысли о новостях из Нью-Йорка

По поводу резолюции Совета Безопасности ещё напишу, но пока – тезисно (хотя всё равно совсем коротко не получилось).

читайте грустные мысли по поводу событийCollapse )

Feb. 6th, 2016

07:59 pm - тихая поступь перемен: шаг назад, два шага вперёд

Те, кто следит за тем, что реально важно в Северной Корее – то есть, экономической политикой – полагаю, помнят те странные повороты, которыми было обставлено начало сельскохозяйственной реформы  в 2012-2013 гг. Тогда о реформе объявили 28 июня 2012 г. (в закрытом порядке, но «то, что знает трое, знает и свинья», а тут знали сотни тысяч).  Однако никаких практических перемен не наблюдалось, и к концу года большинство наблюдателей решило, что планы реформы тихонько похоронили. Однако весной 2013 г. начался предусмотренный «Указаниями Высшего Руководителя от 28 июня» переход на частичный семейный подряд, результатом чего стало резкое улучшение ситуации в сельском хозяйстве страны и продовольственной ситуации в целом.

Похоже, история повторилась. Кажется, у Ким Чен Ына индивидуальный стиль такой: сначала о чём-то объявить, потом подождать, а потом уж, после основательной задержки –приступить к реализации.

Как помнят читатели данного блога, 30 мая 2014 г. были приняты «меры 30 мая», которые предусматривали коренную реорганизацию системы управления промышленности. Формально речь шла о хозрасчёте (использовался именно этот советский термин – точнее, его давно устоявшийся корейский перевод), но на практике те права, которые собирались дать директорам, далеко выходили за рамки советского хозрасчёта. Новая система должна была заработать с начала 2015 г. Но не заработала. По новой модели работали лишь немногочисленные экспериментальные предприятия.

И вот в последние месяцы пошли сообщения (пока не в печати, которой это мало интересно, сколько по личным каналам), что идёт массовый переход предприятий на новую модель управления – то есть, «меры 30 мая», пусть и с задержкой, а также в урезанном виде, начали-таки осуществлять. Работающее по новой модели предприятие покупает сырьё и комплектующие по договорным ценам, и продаёт продукцию тоже по договорным ценам. Персонал нанимают и увольняют по мере необходимости, и платят ему очень приличную зарплату – иначе рабочие, разбежавшиеся кто куда в лихие девяностые и свирепые двухтысячные, просто на заводы и шахты не пойдут.

Сейчас малоквалифицированный рабочий на предприятии новой модели получает 100-150 тыс. СК вон (15-20 долларов) в месяц, а опытный и квалифицированный – 400-500 тыс СК вон (50-65 долларов) в месяц. В исключительных случаях зарплаты могут быть и до миллиона СК вон.

Конечно, 50 долларов в месяц – не очень много, но это много больше, чем зарплата в 50 центов, которая была стандартной в госсекторе.

Правда, старые зарплаты (50-70 центов в месяц) остались на неработающих предприятиях. Однако и там послабление вышло: теперь, при Молодом Маршале, можно не ходить на работу, если там работы нет. Раньше подразумевалось, что весь персонал в обязательном порядке будет ходить даже на те предприятия, где последний станок продали на металлом в Китае лет двадцать уже как.

Navigate: (Previous 10 Entries)