?

Log in

Случайные заметки Андрея Ланькова

Jan. 1st, 2019

12:00 am - ВСТУПИТЕЛЬНОЕ

В настоящий момент журнал предназначается в основном для чтения френд-ленты и комментирования. Временами буду выкладывать ссылки на свои (или чужие) публикации, которые появились в сети, и отдельные заметки, которые соответствуют "формату ЖЖ". Регулярности и систематичности обеспечить не смогу - "случайные заметки", не более того. Комменты отключены

почему отключены?Collapse )


Если кому интересно - мои опубликованные материалы на русском языке выкладываются на сайте: www.okoree.by.ru, зеркало lankov.oriental.ru. Для тех, кто читает по-английски, мои колонки по истории Северной Кореи и нынешней ситуации в КНДР можно почитать здесь, а по истории южнокорейского быта и всего прочего - здесь.

Apr. 14th, 2016

08:28 pm - почему корейский король не ел курицу с женьшенем

Уже несколько месяцев как я, при содействии Юли Уняевой (журнал/сайт КиМ) и Евгения Штефана, которые занимаются организационными вопросами, веду нерегулярный цикл лекций по истории повседневной жизни Сеула в последние полтора века, после открытия страны. Цикл будет идти долго, так как дел у меня прочих более чем хватает. Пока прочитаны и выложены две лекции, каждая в двух частях. А так - на пару лет меропртиятие, полагаю.

Сеул 1870-1945 г. Городское планирование, архитектура, население.
Часть 1
Часть 2

Сеул 1870-1945 г. Новая и старая еда, новая и старая одежда
Часть 1
Часть 2

Apr. 6th, 2016

12:26 pm - вокруг санкций

Некоторый тезисный «апдейт» по поводу санкций.
Надо понимать, что времени с введеняи санкций прошло мало, так что кратко- и среднесрочные политические перспективы остаются крайне туманными (равно как и перспективы северокорейской экономики, которая сейчас от повротов внешней политики зависит чуть больше, чем полностью).
На настоящий момент есть две группы тенденций, которые,  условно говоря, можно назвать «позитивными» и «негативными». Термины эти, конечно, субъективны, ибо отражают моё личное отношение к происходящему – ну, не хочу я того, чтобы в Северной Корее возник жесточайший экономический кризис, который не приведёт ни к чему хорошему, но много к чему плохому. Перспектива острого политического кризиса, последствия которого тоже могут оказаться вполне катастрофическими, тоже не вдохновляет. Куда более предпочтительной представляется постепенная эволюция – тем более что признаки такой эволюции в последние годы стали заметны.


Итак, сначала - тенденции и новости позитивные, то есть такие, которые могут существенно снизить эффективность ООНовских  (фактически,  американо-китайских) санкций.

1. Северокорейские фирмы, как и ожидалось, сейчас ведут активную деятельность по созданию в Китае фиктивных  компаний, которые зарегистрированы на граждан КНР. Использование этих фирм позволит до некоторой степени смягчать ущерб, наносимый новыми американскими банковскими санкциями. Кроме того, через эти компании могут позволить обходить и прочие пункты Резолюции 2270.

2. По сообщениям и слухам, китайская таможня не отличается особой жёсткостью и пропускает на территорию Северной Кореи запрещённые товары, особенно, если данная близорукость таможенника соответствующим образом проплачена. Китайские власти, кажется, пока смотрят на это сквозь пальцы.

3. Существует большая вероятность того, что Китай, который является ключевым игроком во всей системе санкций, немного поиграв в жёсткость и нагнав на Пхеньян страху, решит наконец сменить гнев на милость и займёт менее жёсткую позицию (в первую очередь, по основному для КНДР сейчас вопросу – вопросу о закупках угля в КНДР). Для смягчения позиции по поставкам у Китая есть даже формально-юридические возможности, заботливо предоставленные ему ООН (о чём я уже писал).

4. Следует отметить то отрадное обстоятельство, что на протяжении последнего месяца цены на основные продукты на северокорейских рынках были стабильными, стабильным был и курс доллара. Это говорит о том, что северокорейская экономика в общем продолжает функционировать в нормальном режиме, нет ни катастрофы, ни вообще острых проблем. Впрочем, надо понимать, что санкции начнут действовать не сразу, а только через один-два месяца, так что нынешняя стабильность мало о чем говорит. С другой стороны, резко, в полтора раза, выросли цены на жидкое топливо.


Негативные последствия, то есть такие последствия, которые могут привести к серьёзным экономическим (а также, в перспективе, и политическим) неприятностям для КНДР.


1. Северная Корея занимает жёсткую позицию в отношении Китая и продолжает это активно демонстрировать. Вообще говоря, китаефобия Ким Чен Ына меня всегда удивляла, ибо она казалась иррациональной (хотя сам Молодой Маршал – человек рациональный, пусть и с  загибами). Понятно, что экономическое развитие Северной Кореи, равно как и проведение успешной дипломатии, просто невозможно без хороших отношений с Китаем. С точки зрения Пхеньяна, у Китая как партнёра-спонсора просто нет альтернатив. Тем не менее, на протяжении всего своего правления Ким Чен Ын постоянно, по мелкому и, зачастую, без видимых причин, кусает Китай: конфисковывалась собственность китайских физических и юридических лиц, в северокорейской печати появлялись прямые нападки на китайскую политику, иногда выкидывались совсем уж неожиданные фортели, в стиле побега девичьего ансамбля «Моранбон» из Пекина в декабре прошлого года. Подобные выходки сыграли немалую роль в том, что Китай поддержал пресловутую Резолюцию 2270 (хотя основным фактором там было, полагаю, давление на Пекин со стороны США).
Так вот, китаефобские закидоны продолжаются. «Нодон синмун» на днях опубликовала антикитайскую статью. Во внутренних документах ТПК тоже всячески кроют Китай и настраивают население страны на конфронтацию со своим главным соседом и практически единственным партнёром.

2. Вполне предсказуемо, что в этой ситуации «Синьхуа» только что (5 марта) сообщило, что Китай официально запрещает закупку в КНДР угля и железной руды – правда, сделав оговорку о том, что в тех случаях когда захочет руководство когда поставки не  имеют отношение к военным программам, их могут и разрешить.

3. Не может не насторожить и отмеченное, в частности, hеijo недавнее заявление «Нодон Синмун», которая призвала население КНДР быть морально готовым к очередному «трудному походу» (кто не знает – традиционное эвфемистическое название массового голода второй половины 1990-х годов). Кстати сказать, вопреки распространенным у нас представлениям, сам факт массовых голодовок 1990-х в Северной Корее отнюдь не скрывается – наоборот, событиями того времени принято гордиться, находя в них черты непоколебимой воли корейского народа и его преданности текущему Вождю.
Само по себе появление такого заявления в "Нодон синмун" можно объяснить – северокорейские пропагандисты и их начальство понимают, что вероятность серьёзного экономического кризиса сейчас весьма велика и что народ к такому кризису надо как-то готовить. С другой стороны, появление таких статей заставляет подозревать, что северокорейское руководство решило упереться рогом в землю и не идти ни на какие шаги, которые теоретически могли бы либо снизить остроту кризиса - либо смягчив позицию американо-китайской коалиции, либо же эту коалицию расколов. Подобная готовность поморить голодом (иногда и до смерти) часть собственного населения является не только иррациональной, но и достаточно опасной для политической стабильности (народишко-то несколько разъелся в последние годы, да и боятся стал поменьше).


Всё это – чисто предварительные соображения. Ситуация не ясна, и что-то опредёленное о происходящем можно будет сказать летом или даже осенью, когда страсти остынут.

Mar. 15th, 2016

06:37 pm - выход есть, но открыт ли он?

Несколько замечаний по поводу Резолюции Совета Безопасности 2270 и некоторых возможных сценариев ближайшего будущего Северной Кореи.

Резолюция 2270, как я уже писал, является беспрецедентной по своей жёсткости. Однако при некотором расссмотрении в ней обнаруживается весьма серьёзная лазейка – и не лазейка даже, а целый, скажем так, здоровенный пролом в заборе, причем оставленный там, скорее всего, совершенно намеренно.

Резолюция 2270  много чего запрещает Северной Корее, однако главным из этих запретов является запрет на экспорт полезных ископаемых (точнее, запрет государствам – членам ООН  приобретать эти самые полезные ископаемые). При этом полезные ископаемые в Резолюции делятся на две группы. К одной группе относятся золото, титановая и ванадиевая руда и редкоземельные минералы, а к другой – уголь и железная руда.

С первой группой всё просто и однозначно: в соответствии со пунктом 30 Резолюции 2270 экспорт этих полезных ископаемых запрещён безоговорочно. Со второй  группой дело обстоит сложнее, ибо в пункте 29 резолюции за запретом экспорта угля, железа и железной руды следует  забавная оговорка – настолько забавная, что имеет смысл привести её целиком в официальном русском переводе: «это положение не применяется по отношению к: (…) b) сделкам, которые, как установлено, осуществляются исключительно для целей обеспечения средств к существованию и не связаны с получением доходов для программ КНДР по ядерному оружию и баллистическим ракетам» (пункт 29).

Понятно, что при взгляде на вагон с углём, нет возможности определить, будет ли использована прибыль от этой сделки для  злодейских целей, либо же, наоборот, для целей добродетельных. Это особенно верно в отношении такой страны, как Северная Корея, в которой – несмотря на всё развитие частного бизнеса – государство по большому счёту может приказать всем сказать, что надо, и нарисовать любые бумаги. Поэтому по сути решение вопроса о том, разрешать ли поставки угля и железной руды, оставлено на усмотрение покупателя.

При этом практически все поставки  угля и железной руды идут через Китай. Именно Китай является в последние годы едва ли не единственным потребителем и угля, и железной руды из КНДР. При этом уголь в последние годы вообще является основой северокорейского экспорта. Таким образом, резолюция ООН фактически оставляет на усмотрение Китая  вопрос, закупать ли в Северной Корее уголь или нет. Если Китай решит, что уголь из Северной Кореи можно и нужно экспортировать, то он может это сделать, формально не нарушая Резолюцию 2270. Если Китай  пойдёт на то, чтобы продолжать закупать северокорейский уголь, то это будет означать, что для Северной Кореи резолюция 2270 приведёт к неприятным, но не катастрофическим последствиям. Если же Китай уголь закупать не будет, то удар будет очень серьёзным.

Пока позиция Китая не ясна, но по  первым поступающим сообщениям создается впечатление, что китайская сторона пока решила уголь в Северной Корее не покупать. Были сообщения, что приграничный северокорейский город Синыйджу буквально забит грузовиками с железной рудой и углем. Санкции были введены Китаем неожиданно и оказались неприятным сюрпризом для северокорейских экспортеров.

Правда, нельзя исключать и того, что Китай  через некоторое время сменит гнев на милость. Не исключено (и даже, как мне представляется, весьма вероятно), что нынешняя позиция Китая является временной. Китайское руководство хочет преподать Северной Корее, которая изрядно утомила его своими постоянными выходками и мелочными укусами, некий наглядный урок и напомнить Пхеньяну о том, что Китай при малейшем желании может скрутить северокорейскую экономику в бараний рог, с весьма вероятными (и крайне неприятными для нынешней власти) политическими последствиями. После того, как этот урок, по мнению Пекина, будет усвоен, экспорт возобновится. Вполне в стиле Си Цзиньпина поступок, кстати.

Очень хотелось верить в этот вариант, то есть в то, что ситуация нормализуется, хотя и не в полной мере (о полной нормализации поле такого документа, как Резолюция 2270 речь не может идти еще минимум несколько лет). Надеюсь, я не выдаю желаемое за действительное, когда думаю, что подобный вариант является не только желательным, но и наиболее вероятным. Тем не менее, кажется, что в ближайшие месяцы северокорейских экспортеров и северокорейскую экономику ждут тяжёлые времена.

Mar. 5th, 2016

07:06 pm - мысли о новостях из Нью-Йорка

По поводу резолюции Совета Безопасности ещё напишу, но пока – тезисно (хотя всё равно совсем коротко не получилось).

читайте грустные мысли по поводу событийCollapse )

Feb. 6th, 2016

07:59 pm - тихая поступь перемен: шаг назад, два шага вперёд

Те, кто следит за тем, что реально важно в Северной Корее – то есть, экономической политикой – полагаю, помнят те странные повороты, которыми было обставлено начало сельскохозяйственной реформы  в 2012-2013 гг. Тогда о реформе объявили 28 июня 2012 г. (в закрытом порядке, но «то, что знает трое, знает и свинья», а тут знали сотни тысяч).  Однако никаких практических перемен не наблюдалось, и к концу года большинство наблюдателей решило, что планы реформы тихонько похоронили. Однако весной 2013 г. начался предусмотренный «Указаниями Высшего Руководителя от 28 июня» переход на частичный семейный подряд, результатом чего стало резкое улучшение ситуации в сельском хозяйстве страны и продовольственной ситуации в целом.

Похоже, история повторилась. Кажется, у Ким Чен Ына индивидуальный стиль такой: сначала о чём-то объявить, потом подождать, а потом уж, после основательной задержки –приступить к реализации.

Как помнят читатели данного блога, 30 мая 2014 г. были приняты «меры 30 мая», которые предусматривали коренную реорганизацию системы управления промышленности. Формально речь шла о хозрасчёте (использовался именно этот советский термин – точнее, его давно устоявшийся корейский перевод), но на практике те права, которые собирались дать директорам, далеко выходили за рамки советского хозрасчёта. Новая система должна была заработать с начала 2015 г. Но не заработала. По новой модели работали лишь немногочисленные экспериментальные предприятия.

И вот в последние месяцы пошли сообщения (пока не в печати, которой это мало интересно, сколько по личным каналам), что идёт массовый переход предприятий на новую модель управления – то есть, «меры 30 мая», пусть и с задержкой, а также в урезанном виде, начали-таки осуществлять. Работающее по новой модели предприятие покупает сырьё и комплектующие по договорным ценам, и продаёт продукцию тоже по договорным ценам. Персонал нанимают и увольняют по мере необходимости, и платят ему очень приличную зарплату – иначе рабочие, разбежавшиеся кто куда в лихие девяностые и свирепые двухтысячные, просто на заводы и шахты не пойдут.

Сейчас малоквалифицированный рабочий на предприятии новой модели получает 100-150 тыс. СК вон (15-20 долларов) в месяц, а опытный и квалифицированный – 400-500 тыс СК вон (50-65 долларов) в месяц. В исключительных случаях зарплаты могут быть и до миллиона СК вон.

Конечно, 50 долларов в месяц – не очень много, но это много больше, чем зарплата в 50 центов, которая была стандартной в госсекторе.

Правда, старые зарплаты (50-70 центов в месяц) остались на неработающих предприятиях. Однако и там послабление вышло: теперь, при Молодом Маршале, можно не ходить на работу, если там работы нет. Раньше подразумевалось, что весь персонал в обязательном порядке будет ходить даже на те предприятия, где последний станок продали на металлом в Китае лет двадцать уже как.

Jan. 28th, 2016

11:55 am - опять про ядерное оружие

Ещё в декабре на "Рабкоре" выгла моя статья о северокорейской ядерной проблеме и причнах её принципиальной неразрешимости. Читайте, кому интересно.

Dec. 21st, 2015

01:48 pm - а за морем у людей головы пёсьи

Все вдруг заговорили о фильме В.Манского и его интервью. Я обычно в подобные вещи никак не вмешиваюсь, только хмыкаю, читая рассказы российских чучхефилов или же, наоборот, кимофобов, равно далёкие от реальности. Понятно же, что люди, не зная языка, не понимая реалий, но имея в голове ту или иную идеологическую картинку, всё, что они увидели в Северной Корее (или то, что им там померещилось), под эту картинку подгоняют.

Сразу оговорюсь: речь идёт не о фильме, а об интервью В.В.Манского, которое, собственно, все и пересказывают. Фильма я не видел (и не уверен даже, что посмотрю – неофициальных съёмок жизни в КНДР я видел более чем много), но вот интервью вызвало неостановимые рефлекторные пожимания плечами, а самые забойные места зачитал семейству и друзьям под хмыки (возмущённо-удивлённые) оных. Кое-что там правда – семья, понятно,  была подготовлена и отъинструктирована по самое немогу (я хорошо знаю, как готовят семьи к предстоящей встрече с японскими родственниками, а тут – российские документалисты). Кое-что – может быть правдой (якобы "семейная" квартира для съёмок с большой вероятностью – подставная, специально для этого дела оборудованная). Но очень многое – явные фантазии. И поцелуи в северокорейских фильмах есть, и о любви там говорят много по меньшей мере с восьмидесятых, и газет в КНДР (не считая даже местных) – пара десятков (плюс журналы), и выглядят они иначе (хотя портретов Вождя и его семейства там хватает). В общем, фантастика.

И ведь теперь этому идеологически-наведённому бреду полёту фантазии многие будут верить, его будут широко цитировать и т.п. Нет, конечно, фантазируют или напрямую врут и люди с «противоположной стороны» - можно вспомнить, например, недавнее комично-бесстыдное заявление какого-то свидетеля секты поклонников чресел кимирсеновых и кимченировых, чучхелюба про то, что в Северной Корее все, кто хочет, выходит в Интернет с сотовых телефонов. Однако секта поклонников чресел кимирсеновых и кимченировых чучхелюбы – сила в России маргинальная, в силу исторических причин, и посему их буйные фантазии расходятся не так сильно. А интервью В.В. Манского – везде, даже с точки меня, грешного, который росийскую прессу читает не слишком много.

Нет, я понимаю, у нас КНДР, просто в силу своей специфики, превращается в какую-то басню-с-моралью, хотя мораль получается разная. Одни видят мордор во плоти, другие – героический рай в окружении. Кстати, предполагаю, что прямой и сознательной брехни лжи у обеих сторон мало (хотя бывает). В основном – именно цветные очки, прилипшие к глазам, помноженные на неумение и нежелание вникать в местную северокорейскую специфику.

А правда – она мало кому интересна, ибо совсем уж яркой морали в ней, в этой правде, нет. Спору нет, когда-то в этой стране имел место отчаянный социальный эксперимент, но это - дело давнее. А сейчас? Бедная (но растущая) страна, со смешанной частно-государственной экономикой, с наследственной элитой, с авторитарным и свирепым (но не всемогущим и весьма коррумпированным) правительством, которое, с одной стороны, пытается остаться у власти (ну, а где элита не пытается?), а с другой - играть на противоречиях соседей и, выживая, как-то вытаскивать экономику, с лозунгами, в которые никто уже давно особо не верит, но к которым все привыкли, и менять которые чревато политическими проблемами, и, наконец, с людьми, которые во всём как-то этом живут (очень по-разному, но обычно – не по-райски и не по-мордорски)

Dec. 14th, 2015

04:13 pm - в развитие...

Некоторые новости и детали по отмене пекинских гастролей ансамбля «Моранбон». До 11 вечера декабря всё было нормально, но с утра 12 декабря стали видны странности. Вокруг гостиницы было много охраны, постоянно появлялись машины ЦК КПК. В полдень барышни вышли с вещами и сели в машины. Вскоре обнаружилось, что едут они в аэропорт Шоуду, откуда в 12:55 должен был вылетать северокорейский рейс в Пхеньян. Они прошли паспортный контроль, однако самолёт не взлетал, а несколько часов ещё стоял в ожидании (вылетел около 16 часов, с сильным опозданием).

Тем временем в гостиницу приехала часть руководства Международного отдела ЦК КПК (в Китае сношения с КНДР курирует не МИД, а МО ЦК, так что китайские МИДовцы даже приватно жалуются, что сами часто не знают, что собирается делать их правительство). Появился там и Ван Цзя-жуй (王家瑞), недавно сдавший дела бывший зав. Отделом (ушёл с почётом, оставив на хозяйстве своего ученика, и на дела в отделе сильно влияет). Приехал  северокорейский посол. Появились высокие лица там не до (как я писал ранее), а уже после того, как девушки уехали в аэропорт. Посол и китайские парт-дипломаты говорили о чём-то душевном около полутора часов, после чего появились с мрачными лицами и сели в машины. Тем временем самолёт с девушками улетел в Пхеньян. Остальные члены труппы уехали поездом, с вокзала, вечером 12 декабря.

Такая картина

Выводы и замечания.

1)    Причины пока неизвестны, но учитывая масштабы скандала, довольно скоро, полагаю, ситуация разъяснится. Слишком много людей в курсе, так что информация вылезет – через несколько лет будем почти наверняка знать, что случилось (совсем наверянка - после рассекречивания соотвествующих документов, которых, полагаю, китайцы произвели в последние дни немало). Вдобавок, надо помнить, что на концерт собрался пекинский бомонд, то есть люди, у которых будет и желание, и, главное, возможности разузнать, что же там за явление природно-политическое случилось.

2)    При беглом взгляде на северокорейскую печать видно, что концерт во внутренней северокорейской пропаганде раскручивали очень активно. Даже попался материал, начинавшийся следующим образом: «внимание всего мира приковано к Пекину, где состоятся выступления ансамбля «Морабнбон»!» Учитывая такую накачку, решение об отмене приняли на высшем уровне.

3)    Вред отношениям с Китаем, которые как раз начинали наглаживаться, нанесён. Си Цзиньпин, мягко скажем, Ким Чен Ына не особо любит, но будучи ответственным политиком (хотя и не без элементов «пацанства»), он знает, когда своим чувствам давать волю, а когда – нет. Его, кажется, наконец убедили, что с КНДР по геополитическим причинам нужно иметь дело – и тут такой эпический афронт случился. То есть пока рано говорить о размерах проблем, но какая-то негативная реакция у Китая будет, особенно учесть, как там к КНДР относятся на уровне и элиты, и народа (коротко: примерно так, как у нас к ним относились при Брежневе). Происшествие восприняли как крайнее хамство.

4) Китайские интернет-цензоры (а их там как кроликов) с вчерашнего дня в китайской Сети систематически трут всякие рассуждения на тему того, почему отменили гастроли. Это, кстати, показывает, что китайские руководители пока не хотят раздувать страсти, и в целом стремятся замять скандал. Так что, может, и пронесёт.

Dec. 13th, 2015

09:25 pm - всем спасибо, все свободны (м-да, однако...)

Забавная случилась история с гастролями девичьего ансамбля Моранбон, главного придворного ансамбля Ким Чен Ына. Девушки должны были выступать в Китае, первый концерт только по приглашениям, для китайской элиты. В Пекине, где Северной Корее уделяют больше внимания, чем в Москве, был даже некоторый ажиотаж, билеты/пригласительные добывали по блату, и ожидался  полный аншлаг. Девушек у гостинциы стерегли папарацци, они очаровательно улыбались и провели репетицию в Национальном центре исполнительских искусств (более известном как «Яйцо») – главном зале Пекина. Китайцы всячески - в том числе и на уровне официальных заявлений МИДа - подчёркивали важность сего мероприятия, которое должно было ознаменовать наметившееся с октября потепление северокорейско-китайских отношений, так что понятно, что китайцы выбрали для «Моранбона» самую престижную площадку.

Первый концерт должен был состояться вчера, 12 декабря. Однако днём случилось неожиданное: девушки вдруг вышли из гостиницы с вещами, сели в машины, и поехали не на концерт, а в аэропорт, где вскоре погрузились в северокорейский самолёт и отбыли в родной Пхеньян. Перед их исчезновением, в гостинице, где жила делегация, появилась значительная часть руководства Международного отдела ЦК Компартии Китая, а также и северокорейский посол. Стороны о чём-то говорили полтора часа, а потом с каменными лицами проследовали к своим автомобилям.

Гостям, пекинскому бомонду, который собрался ни где-нибудь а в «Яйце» (!) сообщили, что концерта не будет. Сообщили за 15 минут до его начала. Синьхуа сообщило через несколько часов, что причиной отмена стали «проблемы с комуникацией на рабочем уровне» (дословно, русский перевод новости на сайте Синьхуа гласит: "в соответствующих ведомствах [...] сообщили, что первоначально назначенное на 12 декабря выступление [...] не удалось осуществить в срок по связанным с взаимодействием на рабочем уровне причинам"). Что означает эта формулировка, туманная даже по китайским меркам – тайна великая есть.

Такая вот ситуация. Чем бы не была вызвана такая выходка не был вызван такой эксцентрический шаг, это, фактически, лёгкая (или даже не очень лёгкая) пощёчина Китаю, причём нанесённая в весьма неподходящий момент, когда Китай, отбросив фанаберию, вроде бы начал предприниматиь шаги по улучшению отношений с КНДР.

Отдельная забавная история – реакция российских СМИ. По российским СМИ, как я заметил, ходит странная байка, что отмена концерта, дескать, является результатом траура по Ким Чен Ыну. Однако в том, что концерт отменили именно по этой причине, уверены, кажется, только российские журналисты – и больше вообще никто. Точнее, версий много, и версия про траур редко, но упоминается - среди где-то десятка прочих, и в конце списка, а вот с полной уверенностью про траур как причину отмены концертов пишут, кажется, только в России. Как я понимаю (разбираться с истоками этого уткообразного этой версии мне особо недосуг), всё началось с интервью, которое дал РИА «Новости» один южнокорейский товарищ из Института Сечжона, который как раз про траур и сказанул – а потом заверте….

А вообще-то причина не ясна, вариантов много. Однако отмена концерта по приглашениям, для элиты, на главной площадке страны, с оповещением об отмене за 15 минут – это что-то необычное даже по меркам такой, скажем так, порывистой страны, как КНДР.

UPD: Как всегда, подробный разбор ситуации дал Олег Кирьянов http://www.rg.ru/2015/12/13/concert-site.html (там, собственно, и перечислены основные версии)

Navigate: (Previous 10 Entries)