?

Log in

No account? Create an account

June 1st, 2007 - Случайные заметки Андрея Ланькова

Jun. 1st, 2007

10:56 pm - свобода, почти, отчасти...

Во вчерашнем (31 мая номере International Herald Tribune появилась статья Чхве Сан-хуна (Choe San-hun 최상훈), единственного (ИМХО) в Корее лауреата Пулитцеровской премии и замечательно умного человека. Один из самых интересных людей в «моём Сеуле». В своё время он прославился тем, что первым раскрутил и расследовал печально известную историю в деревне Ногун-ни, где американские войска во время Корейской войны ни за что ни про что постреляли корейских беженцев.
 
А теперь – к делу, статью ведь не зря вынесли на первую полосу. На этот раз раз ЧСХ написал о судьбе семерых северокорейских беженцев, которых в 1999 г. арестовали в России как нелегальных эмигрантов. Через некоторое время их, несмотря на протесты многочисленных международных организаций (и усилия некоторых хорошо мне известных и очень мною уважаемых людей во Владивостоке), Россия выдала китайцам. Сделано это было на том формальном основании, что перешли в Россию они именно из Китая. Ну а уж Китай отправил семёрку северокорейцам. Москва тогда как раз начинала Кима любить новой любовью, и неудачливых беглецов сдали, использовав их, так сказать, в качестве маленького подарка Киму. Ясно, что вся эта история ни Россию, ни Китай не красит. Впрочем, следует отметить, что южнокорейские братья часто ведут себя немногим лучше – и ежу понятно, что все соседи Севера, включая Сеул, мечтают только о том, чтобы северокорейское простонародье подыхало спокойно и без особого шума сохранении политической стабильности.
 
Так вот, сейчас стало известно, что с семёркой случилось дальше. Всё было предсказуемо – пятеро из них попали в лагерь Ёдок (요덕), то есть в лагерь №15 (15호 관리소). Кстати, Север официально признал, что двое беглецов по возвращении оказались в тюрьме, но за уголовные преступления, которые они, якобы, совершили. Обычная пхеньянская линия: все перебежчики – бывшие уголовники. Иногда это может быть и правдой, но в данном случае сам факт того, что все оказались в легере №15, это заявление опровергает. там - только политические. Но лагерь Ёдок при этом - самый либеральный по режиму, нечто среднее между лагерем в классическом смысле и охраняемым районом для "спецпереселенцев".
 
Однако меня в статье привлекло не это. Понятно, что их посадили. Понятно, что их пытали. Понятно, что кое-кто из них (по меньшей мере один человек) умер в заключении. Важно, что: а) некоторых из них выпустили; б) двое из них добрались до Южной Кореи и сейчас живут в Сеуле.
 
Я, конечно, циник. Работа у меня такая. Так вот, для меня всё это является признаком очень серьёзных перемен. Такой либерализм лет 15 назад был бы немыслим. За то, что они сделали – смерть всем, немедленно. Пытались бежать, встречались с иностранными журналистами, говорили корреспонденту российского телевидения нелестные слова о «стране чучхе». Смерть, однозначно. А тут – несколько лет в самом либеральном из СК лагерей!
 
То, что сейчас в ЮК живёт больше двух десятков бывших политзаключённых – признак перемен. Пока был жив Старший Ким, политзаключённые по заграницам не бегали, а мёрли себе по лагерям. Либерализация, однако. Без шуток. Если так дальше пойдёт, то лет через десять в Пхеньяне местная диссида будет собирать кухонные пресс-конференции для иностранных журналистов (а вот это уже шутка, т.к. такого уровня открытости режим ИМХО не выдержит).

Previous day (Calendar) Next day