June 30th, 2010

Два источника и две составные части корейского национализма (часть 1)

Много нового происходит, но как-то ничего в ЖЖ не пишется. Ну ладно, всё проходит, в том числе и страсть к блогописательству. Однако решил я выложить свою старую статью - сильно её переработав. Статья эта о корейском национализме, написана она была ещё в 2002 г. и довольно часто цитировалась, но сейчас я её несколько расширил и исправил - благо, Интернет-технологии позволяют это делать достаточно легко. Так что - читайте. Там и раньше было много букофф, а сейчас стало ещё больше, так что не влазит в установленный ЖЖ максимальный размер поста, и поэтому делится на две части.

Итак, часть 1


Два источника и две составные части корейского национализма
(часть 1)
Опубликовано в «Русском журнале» 16 и 18 сентября 2002 года. Приводится переработанная и расширенная редакция текста


Одна из особенностей современной Южной (да, впрочем, и Северной) Кореи - это исключительное влияние разного рода националистических идей на политическую и культурную жизнь страны. Националистические элементы ощутимо присутствуют в любой из распространенных в современной Корее идеологий и во многом определяют мировоззрение рядового корейца.

В современной Южной Корее создалась ситуация, когда национализм является неизбежным составляющим любого «идеологического пакета». При всех своих разнообразных и немалых разногласиях, и корейские левые, и корейские правые, и корейские центристы являются националистами, причём националистами, по нынешним европейским меркам, весьма радикального толка. Это не означает, что в Корее совсем нет критиков националистического дискурса. Они есть, причём и на правом, и на левом фланге, но влияние их остаётся незначительным.


1. ЛЕВАЯ ПРАВАЯ, ГДЕ СТОРОНА?

Самая важная особеннность корейского национализма заключается в том, что корейский национализм не един. Он существует в двух формах: национализм левый и национализм правый. История противостояния этих двух направлений уходит в давнее прошлое.

Еще в 1920-е годы корейское антиколониальное движение раскололось на два лагеря: на правых, которые ориентировались в основном на Америку и, отчасти, на гоминьдановский Китай, и на левых, идеалом которых была Москва и, отчасти, Яньань, тогдашняя штаб-квартира китайских коммунистов. В 1919 г. в Шанхае было создано корейское правительство в изгнании. Поначалу это правительство было коалиционным, включало в свой состав как левых, так и правых, и даже тайно получало немалые советские дотации, однако со временем оно оказалось под полным контролем правых (а позднее - и под покровительством Вашингтона). Основой идеологии «шанхайцев» был национализм, корни которого отчасти уходили в конфуцианский традиционализм старой корейской элиты, а отчасти - в наспех усвоенные европейские идеи. Поскольку члены правительства в изгнании были по понятным причинам не слишком-то загружены реальной государственной деятельностью, они активно занимались деятельностью идеологической, и в результате к началу сороковых годов создали законченную систему националистических мифов и стереотипов, которая в несколько изхменённом виде и поныне является основой корейского правого национализма.

Любопытно, что по многим своим параметрам корейский национализм являлся зеркальным отражением японского национализма - того самого, против которого он бы, в первую очередь, и направлен. Это и не удивительно - именно японский национализм позднемэйдзисского толка был единственным образцом "современного" национализма, с которым были знакомы корейские интеллигенты начала XX века (тут достаточно вспомнить культ горы Пэкту как символа нации - явление новое и во многом имитирующее японский культ горы Фудзи).

Collapse )

Два источника и две составные части корейского национализма (часть 2)

Много нового происходит, но как-то ничего в ЖЖ не пишется. Ну ладно, всё проходит, в том числе и страсть к блогописательству. Однако решил я выложить свою старую статью - сильно её переработав. Статья эта о корейском национализме, написана она была ещё в 2002 г. и довольно часто цитировалась, но сейчас я её несколько расширил и исправил - благо, Интернет-технологии позволяют это делать достаточно легко. Так что - читайте. Там и раньше было много букофф, а сейчас стало ещё больше, так что не влазит в установленный ЖЖ максимальный размер поста, и поэтому делится на две части.

Итак, часть 2

Начало статьи


4. ЛИЦО ВРАГА


Корейский национализм интересен тем, что он достаточно чётко направлен против одной страны - Японии, ближайшей соседки Кореи. Вызвано это тремя обстоятельствами.

Во-первых, японский колониальный режим был, скажем прямо, одним из самых жестоких во всей истории прошлого столетия. Хотя многие из рассказов о его преступлениях и являются пропагандистскими страшилками, японцы совершили немало вполне реальных преступлений. Вдобавок, они не скрывали своего презрения к корейцам, которых в большинстве своём воспринимали как в худшем случае как "унтерменшей", людей низшего сорта, а в лучшем - как объект ассимиляции, "недояпонцев".

Во-вторых, корейский национализм формировался в кругах эмигрантской антиколониальной (то есть антияпонской) интеллигенции. Для деятелей шанхайского правительства в изгнании именно Япония была главным врагом, и поэтому разработанная ими идеология и мифология, весь националистический нарратив, был направлен на посрамление и разоблачение надменного восточного соседа.

Во-третьих, в послевоенной Корее выбор Японии на роль «врага №1» был, бесспорно, логичен и с точки зрения политической прагматики. «Врагом №1» не могли стать США - главный спонсор нового режима. На эту роль не годилась и Россия-СССР, отношений с которой у Кореи на протяжении бОльшей части ее истории попросту не было. Не подходил и Китай, в котором у власти стоял (относительно) дружественный гоминьдан. Вдобавок, Китай был тогда слишком слаб и, значит, не мог восприниматься как сила, против которой была бы возможна и необходима национальная мобилизация.

Сотни томов можно заполнить теми обвинениями, которые выдвигают корейские националисты против своих восточных соседей. Некоторые из этих обвинений вполне обоснованы, некоторые - фальсифицированы, некоторые - просто комичны. Ограничусь здесь лишь несколькими примерами - случайными, но, надеюсь, характерными.

Читаю неплохую научную статью о социальной истории медицинского обслуживания в Корее. Автор начинает её с традиционных антияпонских инвектив, без которых не может обойтись сейчас ни один корейский историк. Он утверждает, что «состояние здоровья корейцев в период японского колониального управления было очень плохим, средняя продолжительность жизни составляла 22,6 лет для мужчин и 24,6 лет для женщин». Человек, знакомый с корейской исторической демографией, не может не улыбнуться, прочтя этот пассаж. Дело в том, что эти цифры относятся к 1910 г., то есть году установления японского колониального режима. Понятно, что цифры эти в действительности отражают ситуацию, существовавшую в независимой, доколониальной Корее. Кстати, когда японцы покидали Корею, продолжительность жизни была другой - 43 года у мужчин, 44 года у женщин. За 35 лет колониального рабства средняя продолжительность жизни выросла почти в два раза (главным образом, за счет внедрения водопровода, канализации и проведения простейших гигиенических мероприятий).

Collapse )