Ланьков Андрей Николаевич (tttkkk) wrote,
Ланьков Андрей Николаевич
tttkkk

Categories:

всё проходит...

Сейчас в Корее идет активная дискуссия по вопросу о том, какой письменностью следует писать новую вывеску на воротах Кванхвамун – иероглификой или хангылем. Эти ворота располагаются у входа в королевский дворец Кёнбоккун, что в самом центре Сеула, и являются важным символом корейской традиционной культуры.

Ещё несколько десятилетий назад такой спор был бы просто немыслим. Всем было очевидно, что вывеска на памятнике истории и архитектуры может быть написана только иероглификой. В конце концов, для тех королей из династии Чосон, которые жили во дворце Кёнбоккун, именно иероглифический шрифт являлся шрифтом высокой культуры и уважаемой цивилизации. До конца 19-го века как корейская фонетическая письменность большинством корейской элиты воспринималась как письменность простонародья, и относились к ней в элите свысока. Письменным языком элиты оставался классический китайский.

С конца XIX века корейский язык стал быстро вытеснять китайский из сферы образования, публицистики и высокой культуры. Однако корейские тексты обычно писались смешанным письмом. Слова китайского происхождения, которых в корейском языке очень много, обычно записывались иероглифами, а слова корейского происхождения и грамматические показатели писались фонетическим письмом.




Этот способ записи текстов напоминал японский – и возможно, что именно это обстоятельство стало одной из причин, по которым против него так активно стали выступать многие корейские интеллигенты. В колониальные времена в Корее стало развертываться движение за максимальное использование фонетической письменности.

Сторонники перехода на хангыль подчеркивали, что изучение иероглифики требует много времени – для того, чтобы без проблем читать тесты, написанные смешанным письмом, корейцу надо знать примерно полторы тысячи иероглифов. Поэтому сторонники хангыля утверждали: полный переход на фонетическую письменность позволит существенно снизить затраты на образование и сделает его более доступным. Немалую роль в их логике играли и чисто националистические аргументы. Они настаивали, что именно хангыль является корейской национальной письменностью, в то время как иероглифика, более 2000 лет назад заимствованная из Китая, является письменностью иностранной.

Восприятие хангыля как аутентичной корейской письменности было закреплено в «Законе об исключительном использовании хангыля», который был принят в 1948 году. Закон гласил: «Официальные документы Республики Корея составляются на хангыле, временно допускается одновременное использование хангыля и иероглифики».

Именно тогда иероглифика стала постепенно исчезать со страниц массовых изданий и газет. Примерно к 1980 году иероглифы почти перестали использоваться в корейских газетах, хотя они по-прежнему часто встречались в научной литературе.

В последние 15-20 лет иероглифы почти исчезли и из научной литературы. В наши дни даже книги по истории и традиционной культуре обычно пишутся исключительно фонетической письменностью.

Теоретически, конечно, иероглифика преподаётся в корейских школах. Однако мне постоянно приходится убеждаться в том, что в своем большинстве корейская молодёжь сейчас иероглифы знает плохо. Благополучно выучив положенные 1800 иероглифов и сдав экзамен, они немедленно их забывают после окончания школы.

В этом отношении Корея резко отличается от Японии, в которой иероглифика широко используется и поныне. Спору нет, и в японских текстах иероглифов сейчас значительно меньше, чем полвека назад. Однако по корейским меркам иероглифов в Японии по-прежнему очень много. В этом отношении Корея, скорее, напоминает Вьетнам, который тоже в XX веке полностью отказался от иероглифики и перешел на латинский фонетический шрифт.

Отказ от иероглифики в Корее многими сейчас воспринимается как триумф национального духа. Однако на практике последствия этого отказа не столь однозначны.

Во-первых, как это всегда и бывает при смене систем письменности, в Корее в результате исчезновения иероглифики значительная часть молодых людей не в состоянии читать многие тексты, написанные до 1970-х годов.

Во-вторых, иероглифика была общей письменной системой всех стран Дальнего Востока, на протяжении почти 2000 лет ее использовали в Китае, Японии, Корее и Вьетнаме. Хорошее знание иероглифов упрощало изучало изучение языков соседних  стран, которые тоже пользовались этой письменной системой и в которых также имелось много заимствований из китайского.

Однако в наши дни ситуация изменилась. Отказ от иероглифики в Корее и во Вьетнаме ускорил распад восточноазиатского культурного пространства. Сейчас для большинства корейцев английский текст куда понятней и ближе, чем текст китайский или японский.

Однако, надо признать:  исчезновение иероглифики и переход на фонетическую письменность и, скорее всего, является необратимым. Вполне возможное появление на воротах Кванхвамун вывески, написанной хангылем, станет лишь окончательным подтверждением того, что Корея перестала быть страной иероглифической культуры.


Tags: ЮК общество, лингвистика-язык-терминология
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author