Ланьков Андрей Николаевич (tttkkk) wrote,
Ланьков Андрей Николаевич
tttkkk

Categories:

собаку съел - и забыл, а вот жена - это надолго...

Маленький китайский городок у границы с Северной Кореей. Разговариваю с крестьянкой из посёлка по соседству. Нелегал, живет в Китае 10 лет, на встречу приехала с гражданским мужем (будучи нелегалом, она не может, ясное дело, регистрировать брак). Муж решил подстраховать – мало ли что может случиться.

Тётушке лет 50, выглядит старше, из самых что ни на есть северокорейских низов. История у неё обычная, в разных вариантах слышанная мною десятки раз, и из тех, что в учебники не войдёт. Муж умер в голод, осталась в провинциальном городке в середине девяностых с двумя детьми на руках, крутилась как могла. Спрашиваю, как оказалась в Китае. Говорит, что ей предложили нелегально перейти границу, чтобы поработать сезон на рисовых полях, обещали за эту работу большие деньги. Внешним миром она не интересовалась совершенно, но слухи о том, что люди, съездившие в Китай на работу, живут хорошо, ходили широко, поэтому она и отправилась, как ей казалось, на работу в Китай. По прибытии она обнаружила, что её, как часто в те времена случалось, просто продали в семью китайского крестьянина корейского происхождения, существенно старше её, конечно, который овдовел и не мог найти себе жену (все бабы с девками из деревень слиняли в города).

В такой ситуации оказывались тогда многие беженки (многие и сознательно на это шли). Бежать от мужа, конечно, можно, никто не связывает, в подполе не держит, но куда бежать, без языка и контактов на месте, без специальности? С большой вероятностью полиция тут же поймает и отправит на родину – и все дела. Большинство оставались на год-другой – а потом бежали от мужей. Но бывало и иначе, всё кончалось нормальной, а то и просто хорошей семейной жизнью.

Тётушка тогда обошлась покупателю в 800 юаней. Для купившей её семьи вдовца в те времена это были заметные деньги, им пришлось продать специально откормленную пищевую собаку и позаниматься сбором лекарственных трав в горах, чтобы накопить деньги на покупку моей собеседницы.

Однако же… Тот муж, которому её тогда продали, это тот самый мужчина, с которым она и приехала. Судя по всему, отношения у супругов хорошие, и она говорит о новой (впрочем, какой "новой" - десять лет же прошло!) семье много, с уважением и симпатией, явно переживая за происходящее там. Муж иногда вставляет пару реплик – умных, по делу. А когда заходит речь о той собаке, им обоим явно становится весело. Трагедия – с одной стороны, а с другой – веселое предание, забавный эпизод в истории небогатой крестьянской семьи, из разряда, «а как вы познакомились?» (в данном случае правильный ответ «а мой-то меня на собаку обменял! жирную!»).

А это я вот к чему. Написал для Рабкора большой текст о том, как выживали в лихие девяностые северокорейские низы. Для КНДР девяностые были временем, когда делались первые частные состояния, и, вполне возможно, закладывались основы процветания будущих олигархических кланов, но когда мы говорим о северокорейской новой рыночной экономике, мы часто забываем, что на одного рыночного удачника приходилось десятки нормальных людей. О них там и идёт речь. Кстати, большинство стратегий выживания, о которых речь идёт в статье, используются простонародьем и сейчас – правда, в связи с заметным улучшением экономической ситуации, ставки сейчас не столь высоки, как 15-20 лет назад.

Итак, текст.
Tags: СК общество, беженцы в Китае, граница Китая и СК, отношения КНР и КНДР
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author