?

Log in

No account? Create an account

инженеры человеческих душ - Случайные заметки Андрея Ланькова — LiveJournal

Jun. 11th, 2016

08:24 pm - инженеры человеческих душ

Previous Entry Share Next Entry

В Северной Корее с 1970-х гг. действовала интересная система ознакомления собственной элиты, как культурной, так и политической, с тем, что происходило в мировой культуре – и о чём простому человеку знать было совсем не надо. Система, как это часто бывало в КНДР, была изначально заимствована из СССР, но доведена до совершенства.

В КНДР издавались малым тиражом и под грифом секретности, популярные произведения мировой литературы, которые потом распределялись среди доверенных лиц (в частности - функционеров Союза писателей, творческих людей, пишущих про заграничную и южнокорейскую жизнь). Называлось это 백부도서 или 백부소설, в вольном переводе – «литература ста копий», поскольку считалось, что тираж изданных таким образом книг составляет 100 экземпляров (так поначалу и было, но потом он, вроде бы, стал больше).

Таким образом, кстати, в семидесятые и восьмидесятые годы выходили и книги советских авторов. В очередной раз несколько дней назад встретил человека, который в этой серии прочёл Юлиана Семенова и «Блокаду» Чаковского (при том, что телесериал про «17 мгновений», известный в Северной Корее как «17 дней», шёл по СК телевидению вполне официально, неоднократно и с огромным успехом). Издавали так же Хемингуэя и прочих западных писателей XX века, под грифом, для особо проверенных. Любопытно, что все тексты, о которых я знаю, что в Северной Корее они были изданы в «литературе ста копий», в Советском Союзе были хорошо известны и доступны всем - ну, если не принимать во внимание книжного дефицита, конечно.

Судя по всему, издавалось очень много, так что "те-кому-положено" мировую литературу худо-бедно знали (ну, скажем, на уровне читателя советского журнала "Иностранная литература" или чуть хуже).

Ну и, кроме того, были закрытые просмотры западных и южнокорейских фильмов в кинозале при ЦК ТПК, два раза в месяц, по приглашению, для высших чиновников и культурного начальства, а также кино-и писательской элиты.

Так что инженеров человеческих душ держали в курсе относительно достижений их коллег, чтобы они применяли то, что надо, но в правильном контексте. Кстати, влияние западной и, особенно, южнокорейской массовой культуры (в первую очередь – кинематографа) на Северную Корею заметно примерно с 1970 г. – хотя сами зрители и читатели этого влияния, за незнанием образцов, не замечали.