Ланьков Андрей Николаевич (tttkkk) wrote,
Ланьков Андрей Николаевич
tttkkk

Categories:

о горничных и кухарках

 

 Написал статью для "Сеульского вестника", об истории домашней прислуги в богатых корейских домах. Выкладываю здесь

В тридцатые годы ХХ столетия ни одна семья из числа немногочисленного тогда корейского «среднего класса» не обходилась без домашней прислуги. Это обстоятельство несколько противоречит распространённому (и, скажем так, сильно преувеличенному) представлению о нищете, в которой якобы жила тогда корейская интеллигенция. Однако с фактами спорить непросто: исследование, проведённое в 1932 г., показало, что среди корейцев с высшим образованием, всего лишь 7,7% как-то обходились без постоянной прислуги, в то время как почти половина из них (43,6%, если точнее) имела двух и более слуг.
Эти данные не вызывают особого удивления, так как в те времена горничной-домработнице платили 3-6 вон в месяц, в вот средняя зарплата у представителя среднего класса составляла 40-60 вон в месяц. Недостаток образованных людей в сочетании с изобилием дешёвой рабочей силы позволяли состоятельным корейцам легко нанимать домашнюю прислугу.
Однако социальные проблемы, вызванные Второй мировой, гражданскими междуусобицами, которые последовали за Освобождением 1945 г., и, особенно, Корейской войной, изменили ситуацию. Количество деревенских девушек, готовых работать за чашку риса, в результате всех этих потрясений только возросло, но в новых условиях лишь немногие были способны платить им даже самое скудное жалованье. Только в конце пятидесятых годов прислуга снова появилась в состоятельных южнокорейских домах.
Перепись 1960 года показала, что на тот момент 132.710 человек работали домашней прислугой. К сожалению, перепись не даёт сведений о том, какое количество постоянно проживало вместе со своми работодателями, а какое число работало по краткосрочному найму, занимаясь обслуживанием семейных торжеств, банкетов и тому подобных мероприятий.
Тем не менее даже неполные данные переписей показывают, что начиная с шестидесятых годов количество слуг в Корее неуклонно снижалось. Например, в 1990 году в Корее насчитывалось 65.800 человек (почти исключительно женщин), работавших в этой сфере - то есть в два раза меньше, чем в 1960 г. Вдобавок,  к тому времени только малая их часть являлась служанками в классическом понимании этого слова.
До конца семидесятых  на рынке «домашних услуг» преобладали так называемые «сикмо». Этот термин может быть переведён как «кухарка», хотя в обязанности таких женщин входило не только приготовление пищи, но и иные виды работы по дому. В отличие от предшествующего периода, сикмо шестидесятых и семидесятых обычно были не молодыми деревенскими девушками, а женщинами в возрасте. «Сикмо» жили вместе со своими работодателями, так что в больших городских квартирах, спроектированных до начала восьмидесятых, обычно предусмативалась специальная комната для «сикмо».
Тем не менее с конца семидесятых эти комнаты начали быстро исчезать из чертежей корейских архитекторов. Популярные журналы, чьей целевой аудиторией были женщины среднего класса, в те годы часто вводили рубрику «Как жить без сикмо». Количество сикмо быстро уменьшалось, так как женщины не хотели больше заниматься этой профессией, которая считалась в некотором роде унизительной. Кроме того, присутствие в доме сикмо часто мешало личной жизни хозяев, а новое поколение корейцев научилось ценить то, что в английском именуется «прайваси». Те, кто всё-таки был готов делать домашнюю работу по найму, предпочитали частичную занятость, им удобнее было приходить к работадателям только на определённое время, для выполнения определённого вида домашних работ, после чего они возвращались к себе домой. Иначе говоря, кухарки и горничные постепенно превратились в приходящих домработниц (или, как их в последние годы стали почему-то именовать в России, «домохозяек» - хотя слово «домохозяйка», вообще-то говоря, в русском языке всегда имело совсем другое значение).
Однако и число таких приходящих домработниц, которые обычно посещали дома своих работодателей несколько раз в неделю, тоже постепенно уменьшалось. С середины восьмидесятых исследования социолологов показывают, что только около 15% всех корейских семей пользуются услугами домработниц регулярно. Эта цифра оставалась примерно постоянной в течение двух десятилетий.
Эти перемены были вызваны двумя процессами. В первую очередь, сыграло свою роль снижение зависимости уровня заработной платы от уровня образования, да и вообще внижение социальной дифференциации как таковой. Хотя сами корейцы любят порассуждать о «поляризации общества», статистика ясно показывает, что Корея на деле является страной с необычно равным распределением доходов. Давно миновали времена, когда обычный выпускник университета (школьный учитель или менеджер) получал жалованье, в 5-10 раз превышающее зарплату неквалифицированного рабочего. В новых обстоятельствах всё меньше и меньше людей могли позволить себе нанять прислугу, во всяком случае, прислугу постоянную.
Во-вторых, потребность в прислуге в корейских семьях объективно уменьшилась. Водопроводная вода стала доступна во всех городских домах к концу шестидесятых, несколько позднее газовые плиты заменили старые печки, а после 1980 г. холодильник стал привычным частью кухонного оборудования. Все эти изменения привели к тому, что женщина могла уделять работе по дому лишь несколько часов в день. Облегчал положение женщин и тот факт, что количество детей в типичной семье резко сократилось. В начале шестидесятых у среднестатистической корейнки было шесть детей, в середине восьмидсятых – только двое, а сейчас ребёнок, как правило, один.
Тем не менее, кажется, в последние годы мы наблюдаем некоторое возрождение старой профессии горничной или кухарки, то есть служанки, постоянно живущей в доме нанимателей. Основной причиной для этого служит появление в Корее иностранных рабочих, которые готовы работать за жалованье, совершенно неприемлемое для самих корейцев. Строго говоря, до 2002 года нанимать иностранных рабочих в качестве домашней обслуги формально запрещалось, но это запрет постоянно игнорировался и нарушался.
Первыми такими иностранками стали филиппинки, которые появились в Корее в начале девяностых годов. Некоторое время филиппинские служанки были в немалой моде среди обеспеченных южнокорейских семей. В начале девяностых выгодно и логично по экономным соображением нанимать на работу филиппинку: она была готова работать за вполне смешную зарплату в 200 долларов в месяц, в то время, как периодические визиты корейской домработницы обходились тогда в 300-400 долларов ежемесячно. Однако вскоре зажиточные корейцы вскоре разочаровались в филиппинках: несмотря на то, что филиппинские служанки работали добросовестно, они не знали особенностей корейского хозяйства и обычно не могли готовить традиционную корейскую еду. Даже семьи миллионеров быстро обнаружили, что не чувствуют себя комфортно без правильно приготовленного кимчхи или чиге. Поэтому в настоящее время услугами филиппинских домработниц пользуются тольков основном богатые иностранцы-экспатриаты и дипломаты, но не корейцы.
Между тем в начале девяностых появилась и другая важная группа наёмных работников – китайские корейцы. После того, как в 1992 году Пекин и Сеул наконец установили формальные дипломатические отношения, этнические корейцы из северо-восточного Китая начали переезжать в Южную Корею, привлечённые высокими зарплатами на земле предков. Большинство из них составляют выходцы из корейских деревень, которых много в северной Маньчжурии. Надо отметить, что корейская община в Китае уникальна тем, что она – единственная из значительных заграничных корейских общин, в которой и сейчас постоянно говорят по-корейски и в целом поддерживают корейский уклад жизни. Как известно, этнические корейцы в бывшем Советском Союзе и Японии практически полностью ассимилировались, а корейцам в США редко удаётся сохранять свои традиции дольше одного поколения.
Появление китайских корейцев совершило революцию на рынке домашней прислуги. Готовность китайских корейцев работать за копейки означала, что услуги домработниц опять стали доступными для большого числа семей, относящихся к корейскому среднему классу. Статистика подтверждает, что с конца 90-х гг. число семей, пользующихся услугами домработниц, возросло, и, видимо, китайско-корейские тётушки являются главной причиной такого роста. Эти тётушки говорят на корейском, хотя и с северным акцентом, они в общем разделяют культурные ценности своих работодателей, и, главное, они знают, как готовить настоящее кимчи! Они также готовы работать за небольшое жалованье. В настоящее время средняя месячная зарплата китайско-корейской служанки (или «помощницы по хозяйству», как её полагается именовать в наше политкорректное время) составляет примерно 1 миллион 200 тысяч вон. Это – немалая сумма, но зажиточная корейская семья, где каждый из супругов зарабатывает между 3 и 5 миллионами вон, может позволить себе эту роскошь.
С другой стороны, для тетушки из корейской деревни в северо-востчном Китае, миллион вон – это огромные деньги. Она почти ничего не тратит много на проживание, что означает, что она может откладывать ежемесячно 600-700 долларов в месяц — в Китае это практически целое состояние для женщины её возраста. Неясно, сколько таких тётушек в конце концов вернётся в Китай, но тем, кто вернётся, не нужно будет особо беспокоиться о старости.
На самом деле для многих работников это сфера возраст является определённой проблемой: прошли те времена, когда типичной служанкой была молоденькая девушка из деревни. В наши дни этой работой занимаются солидные тётушки, которым уже за пятьдесят, а то и за шестьдесят.
Мы не располагаем точными статистическими данными, но очевидно, что во многих случаях китайско-корейские тётушек нанимают с тем условием, что они будут постоянно жить в доме своих хозяев-работодателей, а не приходить время от времени.
Конечно, существуют и определённые проблемы и разногласия. Приходится сталкиваться, например, с жалобами на то, что при наличии китайско-корейской служанки в доме могут возникнуть проблемы с личными секретами – другими словами, домработницы любят поболтать между собой о своих работодателях. Культурные различия, хоть и относительно незначительные, также присутствуют. Но, в целом, кажется, появление в стране китайских корейцев привело к возрождению старого института слуг, живущих с хозяевами в одном доме.
Как долго продлится возвращение к этой традиции? Нам не дано знать будущего, но я бы не ожидал, что это возрождение затянется надолго. Общемировая тенденция сейчас вполне ясна: институт домашней прислуги в развитыъ странах исчезает (можно сказать, что он практически исчез). Всё меньше людей могут себе позволить нанять обслугу и всё меньше находится желающих провести свою жизнь, убирая за хозяевами.  Времена служанок кончились во всём разхвитом мире, и Корея тут - не исключение.
 
Tags: ЮК общество, Южная Корея, городская история, иностранцы
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author