?

Log in

No account? Create an account

рассказы фронтовика... вести из северокорейских бизнес-окопов - Случайные заметки Андрея Ланькова — LiveJournal

Feb. 7th, 2008

10:20 am - рассказы фронтовика... вести из северокорейских бизнес-окопов

Previous Entry Share Next Entry

Далее приводится записанный более или мене дословно (в переводе с английского) разговор с западным предпринимателем, давно и успешно работающим в Китае. Гражданин одной западноевропейской  страны. Сейчас он начинает интересоваться и Северной Кореей. Разговор состоялся около месяца назад в третьей стране. Стремясь сохранить стиль (мужик интересный, колоритный и умный) я проявил литературную вольность и излагаю текст от первого лица. Повторяю, всё очень близко к тому, что говорилось.

***

Торговля с Северной Кореей — занятие, конечно, весёлое, особенно, если считать, что слово «весёлый» (fun) означает «сложный, запутанный, непредсказуемый». В последнее время я достаточно активно занимаюсь работой с Северной Кореей, в первую очередь, outsourcing. Дело в том, что Китай в настоящее время становится всё менее интересен для производства по-настоящему дешёвых низкотехнологичных изделий. Китай быстро дорожает, уровень жизни там растёт, зарплаты – тоже растут, поэтому многие из самых дешёвых продуктов, например, футболки, делать в Китае сейчас стало невыгодно. Производство приходится переносить куда-нибудь в Кампучию или, скажем, Индию. Делают это не только иностранцы: сами китайцы начинают активно занимаются outsourcing’ом. 

Некоторое время назад ко мне обратился мой старый китайский партнёр, с которым я работаю уже около пятнадцати лет. Он занимается щвейным делом, но производство в Китае становится всё дороже, поэтому в качестве возможной меры он предложил перенос части производства в Северную Корею. Я поначалу выразил сомнение насчет качества северокорейской продукции. Они меня успокоил и показал мне видео, снятое в Северной Корее. На плёнках было хорошо видно, как на северокорейских фабриках шьётся одежда знаменитых американских и международных фирм. Дело это сейчас достаточно распространённое и, по-видимому, многие американцы разгуливают по Нью-Йорку в одежде северокорейского производства, сами того не подозревая - ведь на одежде, естественно, ставятся ярлыки «Сделано в Китае». 

Когда мы с моим партнёром прибыли в Северную Корею, ситуация оказалась забавной. Она мне напомнила ситуацию, в которой я сам оказался 15-20 лет назад, когда начинал работать с китайцами и, в частности, с моим нынешним партнёром. На этот раз мой китайский партнёр оказался в той ситуации, в которой тогда находился я: он был представителем богатой страны и долгосрочным инвестором, а северокорейцы выступали в качестве представителей страны бедной и, естественно, стремились срубить бабки в кратчайшие сроки. 

Разговоры были мне до боли знакомы по старым временам, так как мой знакомый говорил северокорейцым примерно то же, что я говорил ему лет пятнадцать назад: «Я здесь надолго, я заинтересован в инвестициях, мы собираемся работать вместе долгое время, так что вы должны меня ценить и думать о стратегии». А северокорейцы отвечали ему примерно то же, что он отвечал мне в те времена: «Нам нужны деньги, причём побольше и сейчас». Спорили о том, кто будет платить за обслуживание машин и оборудования, кто будет нести всяческие дополнительные расходы. Северокорейцы всячески старались переложить эту нагрузку на китайского партнёра. 

Правда, есть одно отличие от Китая. В Северной Корее мы имели дело с менеджерами, а не с владельцами производств. Около 2002 г. северокорейские предприятия получили некоторую хозяйственную самостоятельность, им приказали зарабатывать деньги, хотя изначально получение прибыли в число их задач не входило, менеджеров просто не учили деньги зарабатывать. Поначалу корейцы нашли простейший выход из положения – они стали проедать то, что у них было. Многие предприятия стали активно заниматься продажей собственного оборудования на металлолом в Китай. Именно тогда, то есть около 2002-2003 гг., прошла вторая волна поставок северокорейского металлолома, то есть реально старого северокорейского оборудования в Китай. Первая такая волна имело место несколькими годами ранее. Однако долго покупать кофе, продавая из дома чайные ложки, невозможно. Поэтому году к 2003 некоторые менеджеры начали искать возможность заработать. 

В нищем северокорейском городишке городке, где располагается фабрика наших партнёров, в настоящее время осталось пять работающих фабрик, причём две из них работают по китайским контрактам.  Все завидуют работникам этих фабрик: у них есть большая, по меркам городка, зарплата. Кроме того, они работают в отапливаемых цехах, что там считается большим везением. В Китае люди бы рвались на такое предпрриятие и заваливали бы кадровиков и менеджеров взятками, чтобы туда попасть самому или устроить дочку. В Северной Корее это, конечно, невозможно: мобильности рабочей силы нет, переход с одной работы на другую по своей инициативе запрещён.
  
Готовя их к работе по нашим контрактам, мы поставили им оборудование, крайне совершенное по северокорейским меркам. По китайским меркам это оборудование никуда не годится, и мы бы, скорее всего, отправили его в металлолом или продали индийцам. 

Любопытный эпизод произошёл, когда мы говорили о продолжительности рабочего дня. Северокорейский начальник заявил, что нет никакой необходимости давать рабочим даже один выходной в неделю. «Пускай они работают всё время, они к этому привыкли. На крайний случай, сойдёт и один выходной в месяц, но даже это – излишество», сказал северокорейский директор. Надо сказать, что мой китайский партнёр когда-то думал и поступал точно так же: он и сам работал 24 часа в сутки, и своих рабочих заставлял работать 24 часа в сутки. Однако с тех пор прошло много времени, у него и за эти годы у него появились не только BMW и дорогостоящее хобби, но и социальная сознательность. Поэтому он сейчас на такое поведение не согласился, и потребовал, чтобы северокорейским рабочим всё-таки давали один выходной в неделю. Правда, у нас возник вопрос о том, как мы сможем проверить это дело? Ведь в Северной Корее мы бываем раз в 2-3 месяца, наездами. Тут я напомнил ему о старой хитрости, которую когда-то применял сам, работая с ним: смотреть ведомости поломок иголок. Дело в том, что иголки на промышленных швейных машинах – достаточно дорогая деталь, и их поломка и замена фиксируется в специальном журнале. Хитрость заключается в том, чтобы проверить даты поломок. Поскольку от неожиданной перемены атмосферного давления иголки обычно не ломаются, то сломанная в воскресенье иголка будет означать, что в воскресенье фабрика работала. На том и порешили.

В общем, всё работает. И прибыль приносит. Так что мы будем продолжать, хотя уровень бюрократии в Корее - невероятный. Если говорить о переменах, то очевидна одна вещь — заметное увеличение коррупции и взяточничества. Некоторые из трюков старые, памятные ещё по работе с Китаем в 80-е гг. Например, активная организация поездок северокорейских чиновников и их детей заграницу. Однако много и прямых взяток. Размеры взяток, в общем, на удивление невелики, однако просят их с исключительной настойчивостью. Например, пропуск грузовика с продукцией в Даньдуне стабильно стоит 20 долларов. Периодически грузовки останавливают военные патрули в самой Корее - и тоже берут по пять или десять долларов за разрешение езхать дальше. Просят все и за всё, так что ситуация начинает напоминать Индонезию.