Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

мериканцы-рентари народ спаивают!

Читаю тут северокорейские материалы (закрытые) по истории, для партработников, чтобы они знали, как дело было. И, там, где идёт речь о вреде пьянства на рабочем месте, и о чиновниках, за это дело наказанных, увидел я забавную фразу, кою не могу не процитировать:

«Как хорошо известно во всём мире, американские империалисты затопили Советский Союз спиртным, и им удалось превратить всю страну в огромный кабак»

Теперь будете знать, кто нам народ спаивал!

я и уважаемые коллеги о последних новостях

Главная тема южнокорейской печати уже три недели – это отнюдь не отношения с Северной Кореей (о буйном соседе сейчас особо не говорят). И это не похождения российского А-50 в воздушном пространстве над островом Токто. По поводу последнего, кстати: Минобороны России тут несколько позабавило, заявив, что «Ту-95 воздушного пространства РК не нарушали, и по ним никто предупредительного огня не вёл", при том, что никто и не говорил, что границу нарушали бомбардировщики Ту-95, ибо нарушал самолёт радиотехнической разведки А-50, и предупредительный огонь вели именно по нему (вообще история неприятная и потенциально опасная – но интересующихся я тут отсылаю к Василию Кашину и Олегу Кирьянову).

А главная тема – это очередное обострение посконного корейского японосрача осложнение отношений с Японией.

Я написал о японо-корейских делах для Валдайского клуба – вот ссылка.

И тут же обнаружил, что на эту тему очень хорошо, и очень подробно, и несколько издевательски написал Евгений Штефан – вот ссылка на подкаст, а вот – на текст. Получилось, что просто на удивление похожие вещи мы с ним написали, совершенно не сговариваясь и этого вопроса не обсуждая. У меня с ним несогласия если и есть, то мелкие (например, не думаю, что с японской стороны позиция Абэ столь важна – там именно глас народа, которого достали до чёртиков требования «платить и каяться»).

Так что если хотите коротко – смотрите меня, а если хотите детально и интересно – смотрите или слушайте Штефана.

о сеульском потребительстве

Для тех, кто интересуется: выложена очередная лекция из длинного цикла, который я делаю вместе с Журналом Ким (=Юлия Уняева и её команда). На этот раз речь идёт о потребительской культуре Сеула в 1953-2018 гг. (магазины, одежда, питание, рестораны и прочее). Рассказываю, в частности, про охоту на мини-юбки, насильственную стрижку хиппарей-волосатиков, возрождение универмагов, мясную революцию, проникновение западной пищи, отношение к молочным продуктам и лактозе.

Смотреть здесь

моя твоей же говорила...

Что же, появились новые данные по поводу нападения на посольство КНДР в Мадриде, о котором я писал вчера.

Как я и предполагал во вчерашней статье, во главе стоят радикалы из числа этнических корейцев. Ответственность за операцию взял на себя достаточно известный в прошлом активист Адриан Хон (Adrian Hong), гражданин Мексики, проживающий в США. Когда-то он активно, и с немалым риском, помогал северокорейским беженцам в Китае. Однако о нём давно ничего слышно не было, так что я полагал, что Адриан Хон отошёл от движения - а он, оказывается, наоборот, радикализировался дальше некуда, посольства теперь штурмует.

В Associated Press также сообщили, что группа Хона передала ФБР захваченные в Мадриде компьютеры (то есть, предположительно, криптографическую информацию) - так что прав я оказался и в том, что западные  спецслужбы там как-то засветились. Данных о том, что они хоть как-то участвовали в планировании операции, пока нет и, полагаю, если там сидят не полные лохи, таких данных не будет ещё лет сорок - тем более, что они, скорее, операцию не столько планировали, сколько просто "не заметили" её подготовку.

Остаётся узнать, были ли в группе северокорейские эмигранты, предположительно, с военным или спецслужбистским опытом. Поставил бы "2 к 1", что были. Скоро узнаем.

Там смуглянка-филиппинка собирает... капусту для кимчхи

Одна из тем, к которым я всё время возвращаюсь – это то, что в Корее принято называть «международными браками». Как легко догадаться, так именуют браки между гражданами Кореи и гражданами иностранных государств.

Отдельные такие союзы заключались с конца XIX века, но по-настоящему началась история «международных браков» в годы Корейской войны. Несколько десятилетий это были почти исключительно браки американских военных, служивших в Корее, и южнокорейских женщин, причёс часто обе стороны не отличались, скажем так, высоким социальным статусом (условно говоря, брак американского сержанта и официантки).

Однако с конца 1990-х начались перемены. С одной стороны, появилась всё больше браков между кореянками из образованнной элиты, и иностранцами, тоже в основном – из элиты. Однако в "международных браках" подавляющее большинство составляют союзы девушк из бедных стран Восточной и Юго-Восточной Азии и корейских крестьян. Стремление корейских сельских бобылей, часто - не очень молодых, к браку с иностранками вызвано хронической нехваткой невест в сельской местности, особенно в провинциях юго-запада (девушки уезжают в города, парни остаются на хозяйстве - и бобылями). Пик был достигнут около 2005 г., когда почти 14% всех браков в стране было заключались с иностранцами. Ну а что сейчас?

По-первых, количество «международных браков» сокращается. Процесс сокращения начался около 2010 г., и с тех пор идёт постоянно. В 2010 г. таких браков 33 тысячи, а в 2017 году – только 21 тысяча, то есть в полтора раза меньше. При этом особенно сильно сокращается количество браков, в которых муж – кореец, в то время как количество браков, в которых кореянка выходит за иностранца, остаётся относительно стабильным (ну, точнее, тоже сокращается, но не так быстро). В целом похоже на то, что корейские сельские бобыли отчасти разочаровались в иностранных жёнах, на которых лет 10-15 назад возлагались немалые надежды. Опыт показал, что иностранные жёны часто не вписываются в корейскую сельскую среду, а временами – просто используют корейских мужчин для получения гражданства Республики Корея, и, обзаведясь зелёным паспортом, их бросают. Дело житейское, увы – такое происходит во многих богатых странах.

Впрочем, повторю: браков корейских женщин с иностранными мужчинами в последние 15-20 лет заключается куда меньше, чем браков корейских мужчин с иностранными женщинами. По данным корейского «госкомстата», в 2017 г. корейские мужчины вступили в браки с иностранками 14.869 раз, а вот корейские женщины бракосочетались с иностранными мужчинами почти в три раза реже – 5.966 раз.

Откуда берутся иностранные жёны? Если говорить о браках корейского мужчины и иностранки, то есть, в целом, о браках бедных сельских бобылей, то в качестве поставщика невест на первом месте стабильно и с большим отрывом находится Вьетнам. Браков с вьетнамками было в 2017 году заключено 5.364, то есть чуть больше трети всех браков с иностранками. Именно в брачных союзах с вьетнамками, кстати, наблюдается огромный разрыв в возрасте – невесте-вьетнамке в среднем около 25 лет, а жениху-корейцу - в среднем около 40 лет. На втором месте – китаянки (3.880), на третьем – американки (1.017, но понятно, что брачуются они уже не с бедными крестьянами). Дальше, почти поровну, идут филиппинки (842) и тайки (843). Россиянок и женщин из стран СНГ мало, в первую пятёрку они даже не попали.

Если говорить о браках, в которых иностранцем является жених, то там лидируют китайцы (1.523), за ними, с небольшим отрывом идут традиционные, в былые десятилетия, лидеры – американцы (1.392). Дальше – канадцы (436), японцы (311) и австралийцы (203). Очевидно преобладание развитого и, по преимуществу, англоговорящего мира.

миллиардерки и олигарки (олигарши? олигаршихи?)

Если кто не заметил: Недавно в России появилась вторая женщина-миллиардер. Зовут её Татьяна Бакальчук, она – этническая кореянка, и свой миллиард она сделала сама, чем отличается от первой российской женщины-миллиардера, Елены Батуриной, которая, как известно, является женой бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова («казалось бы, при чём тут Лужков?» @Доренко). А вот как в Корее с миллиардершами? Впрочем, возможно, по новым феминистским правилам скоро их надо будет называть миллиардерками (попробую бежать впереди политкорректного паровоза - так их и буду называть)?

На конец 2018 года этих самых миллиардерок в Корее было пять, а всего в число 50 богатейших корейцев вошло 10 женщин. С одной стороны, не так плохо, но есть тут одно обстоятельство – все они, без исключения, являются членам старых олигархических семейств, то есть семейств, которые владеют крупными многопрофильными концернами - чэболь. Иначе говоря, и все пять корейских миллиардерок, и, более того, все десять самых богатых кореянок – скорее, из той группы, к которой относится Елена Батурина, а не из той группы, к которой относится Татьяна Бакальчук: своё огромное состояние они получили через брак или, ещё чаще, просто родившись в супер-богатой семье. Впрочем, надо отметить, что южнокорейские богачи – люди относительно скромные, слишком уж кичиться своими материальными возможностями в Южной Корее не принято (Пак Чжон Хи хорошо учил олигархов скромности и патриотизму).

На первом месте в списке миллиардерок находится Хонъ Ра-хи (홍라희). Формально она – всего лишь скромный директор Музея искусств Риум (кстати, очень хорошего музея), но её состояние составляет примерно два с половиной миллиарда долларов. Понятно, что сделала она эти деньги совсем не на билетах в музей. Хонъ Ра-хи является женой Ли Кон-хви, который возглавляет концерн «Самсон» (в России известен как «Самсунг»). Впрочем, возглавляет он сейчас концерн скорее формально, так как сильно болен, и давно не встаёт с постели, а на практике концерном рулит его (и Хонъ Ра-хви) сын. Она, кстати, чуть помладше супруга, но всё равно – ей за сильно за семьдесят (1945 г.р.).

На втором и третьем местах, с почти одинаковым состоянием, по полтора миллиарда долларов у каждой, находятся две сестры, тоже из того семейства Ли, которому принадлежит «Самсунг», который, напомню, является крупнейшей компанией страны. Они не просто члены семейства, но ещё и дочери упомянутой выше Хонъ Ра-хви. Ли Пу-чжин (이부진) возглавляет сеть дорогих отелей «Силла», а её сестре Ли Со-хён (이서현) подчиняется другое подразделение "Самсунга", которое занимается в основном розничной торговлей. Получается, что у матери и двух её дочерей в сумме имеется без малого шесть миллиардов долларов. Им троим принадлежит 60% всех тех капиталов, которыми владеют десять самых богатых женщин Кореи. Тем, кто находится в списке местных богачек на местах с 10-го по 4-е (вместе взятым) принадлежит лишь треть того, что есть у трёх женщин из верхушки клана Ли.

На четвёртом месте в списке богатейших кореянок – Ли Мёнъ-хи (이명희), тоже из клана Ли, правда, из его «чуть боковой» ветви. Она является директором и владельцем сети универмагов «Синсегйе», а также младшей сестрой уже упомянутого формального главы «Самсунга» Ли Кон-хи. Ей 76 лет и её состояние – чуть больше миллиарда долларов. Наконец на пятом месте,  находится Чхве Ки-вон (최기원), единственная среди корейских миллиардерок, которая не имеет отношения к "Самсунгу". Впрочем, она, что предсказуемо, тоже из олигархической семьи: её брату принадлежит концерн SK, который сейчас является вторым, после "Самсунга" корейским концерном, и денег у Чхве Ки-вон в 2018 году было ровно миллиард долларов.

Если говорить о следующей пятёрке, то есть о женщинах, которые занимают в списке богачек места с 6-го по 10-е, но не являются миллиардерками, то там наблюдается похожая картина. Там обнаруживаются две тётеньки из руководства хорошо известного у нас концерна LG, две дамы – из клана Чон, которому принадлежит концерн "Хёндэ" (у нас известный как "Хюндай"), и вдобавок, на десятом месте, с какими-то жалкими 300 миллионами долларов, там присутствует ещё одна тётенька из "Самсунга", который в списке из 10 позиций представляет ровно пять тётенек.

Такие вот орлицы Дома Ли, южнокорейские Елены Батурины…

Пилите, Шура, пилите...

Итак, стали известные демографические итоги завершившегося 2018 года. Скажем прямо: итоги эти для Кореи оказались впечатляющими. Суммарный коэффициент рождаемости (TFR) спикировал до 0,98 рнж (рождений на женщину). Для "простого воспроизводства" населения, то есть просто для поддержания населения на стабильном уровне, требуется, чтобы этот коэффициент был около 2,1 (поскольку мужчины не рожают, но детей делают). В Корее в 2018 году TFR составил 0,98 рнж, что означает, что каждое поколение будет в два раза меньше предшествующего. Это – самый низкий уровень рождаемости среди суверенных государств, хотя по некоторым оценкам в Сингапуре реальный (а не заявляемый правительством) уровень ещё ниже - 0,87 рнж, но это вопрос несколько спорный.

Но не о том разговор. В 2005 г., когда суммарный коэффициент рождаемости упал до 1,08 рнж,  в Корее, сильно перепугавшись, с большой помпой приняли президентскую программу по повышению рождаемости. Тогда в Сеуле решили, вложив в это дело кучу денег, поднять рождаемость до уровня 1,5 рнж к 2020 году. Ну-ну. Подняли. Истратили, кстати, на всё это дело 12 млрд. долларов – и, как видно, без малейших результатов. Ну ладно, страна богатая, могут себе и не такое позволить - хотя такой исход, как говорится, "был немного предсказуем"...

Проблема тут в том, что повернуть кривую рождаемости вверх практически никому и никогда в современном мире не удавалось, но, поскольку подобные обещания хорошо продаются, политики их будут делать (возможно, даже искренне), и тратить на эти усилия немалые деньги. В России тоже этим делом балуются.  Исключение, то есть страны, которым удалось на заметный срок остановить падение, вложив совсем уж немерянные деньги – это Швеция и Франция, но и там немалый вклад в относительно высокий TFR вносят иммигранты, часто – мусульмане (к тому же, и даже в благославенных Франции и Швеции TFR  всё равно ниже уровня простого воспроизводства).

Кстати, TFR идёт вниз везде. Повторяю, везде. В 1960-65 г. среднемировой TFR составлял 5,03 рнж. В 2015 г. – 2,40 рнж. Однако конфуцианские страны Восточной Азии бегут впереди этого паровоза. Соседи Кореи в самом низу списка – это Макао, Гонконг, Тайвань.

Царь нонешний хороший, и его батюшка был хороший, а вот с боярами только почему-то нам не везёт

Беседую с северокорейским беженцем. Редкий случай – молодой парень, с кое-каким образованием, ощутимо толковый, бежал на Юг сознательно (больше года планировал и готовил побег с друзьями), и даже мотивы отчасти политические – задолбал контроль, запреты на всё, отсутствие внятных личных перспектив из-за относительно плохого сонбуна. Поскольку он работал на рыболовных судах, и даже унаследовал от отца небольшой корабль, то и говорим мы о сугубо специализированной вещи – стихийной приватизации рыбной промышленности. И вдруг – интересное замечание.

«Да ничего плохого в идее социализма и коммунизма нет. Хорошая идея, в целом – правильная. Проблема – в чиновниках, в номенклатуре. Если бы они не воровали, жили бы скромно, и, главное – докладывали бы Руководителю и Полководцу правду, то проблем бы не было. Ведь Руководитель почти не знает, как трудно живёт народ, о взятках не знает, о том, как всё развалили. И Полководец (отец Руководителя – А.Л.) не знал. Если бы знал, если бы ему докладывали реальную ситуацию, то дела бы шли куда лучше. Проблема – не в социализме, а в том, что чиновники у нас в основном плохие».

Что-то слышится родное…

о выезде северокорейских рабочих

В "Профиле" моя статья о том, как заканчивается (пока) эпопея с северокорейскими рабочиими в РФ - читать здесь. Грустно, но полагаю, что выезд их временный, и что "карлсоны прилетят обратно" через несколько лет. Разрыв в уровне жизни между Россией и КНДР сохранится очень надолго, никуда не денется и дефицит трудовых ресурсов в Приморском Крае и прилегаюющих регионах. Тем не менее, уезжают...