?

Log in

No account? Create an account

tttkkk — животные — LiveJournal

Nov. 12th, 2019

01:42 pm - акулы клавиатуры и шакалы телекамер

Выступил у Юлии Уняевой с расказом с СМИ Южной Кореи после 1945 г. Кому интересно - смотрите  видеозапись (есть небольшие проблемы со звуком).

Jul. 5th, 2009

12:11 pm - пищевые пёсики и корейская морковка: красивые мифы и суровая правда

Признаться, я не слишком люблю корейскую кухню. Мне она кажется, во-первых, неразумно острой, а во-вторых - не слишком интересной. По-моему, её происхождение слишком очевидно: это кухня бедной, в основном - крестьянской страны. Очень много злаков, чтобы набить живот калориями, и к ним немного остро-солёных приправ, чтобы злаки благополучно достигли желудка. Впрочем, на вкус и цвет товарищей нет, и я знаю немало русских и прочих иностранных любителей корейского питания (хотя сам решительно предпочитаю кухню китайскую, родную русско-европейскую и, особливо, вьетнамскую).

Но не о том сейчас речь. В массовом российском сознании существует представление о двух блюдах, которые якобы определяют корейскую кухню - собачье мясо и корейская морковка. Так вот: одно из этих блюд в Корее вообще неизвестно, а другое является довольно редкой экзотикой, а никак не частью повседневного питания.

Начну с "корейской морковки". В популярности этого блюда в Корее убеждены многие. Вот, например, такое заявление, найденное после 15 сек. поиска в Яндексе (при желании таких заявлений в Сети можно найти десятки  - если не сотни): "Корейская морковка давно стала национальным символом Кореи. Она бодро шагает по планете, верой и правдой служа делу укрепления дружбы между самыми разными странами." М-дя... С таким же успехом можно написать, что "Салат Оливье стал давно национальным символом Франции и бодро шагает, укрепляя..."

Так вот: Корейская морковка в Корее совершенно неизвестна. О её существовании знают примерно 0,001% населения - и при этом считают её... русским блюдом. Корейская морковка  - это блюдо советских корейцев, созданное ими уже после депортации в Среднюю Азию в 1937 г. Относится этот, кстати, и к большинству т.н. "корейских салатов", которые активно продаются в магазинах бывшего СССР. Разумеется, никуда по планете эти салаты не "шагают", так как за пределами б.СССР они просто неизвестны. Реально сами корейцы и на Юге и на Севере своим главным блюдом считают кимчхи, которое в России иногда именуют "чимча" (диалектное произношение). 

При этом исторические корни "корейской морковки" вполне очевидны: это - видоизменённый панчхан. Исторически корейская трапеза в большинстве случаев состояла из т.н. основного блюда (주식 / 主食), и блюд панчхан - слово, которое за неимением в русском обиходе точных аналогов переводится как "закуски". В роли основного блюда обычно выступал варёный рис или, у бедноты, варёный ячмень. Чтобы калорийное, но не слишком изысканное  основное блюдо было вкуснее, к нему в небольших количествах подавали закуски панчхан. Были они обычно резкими на вкус (чаще всего солёными или острыми), и представляли собой ферментированные или термически обработанные овощи, мясо и морепродукты.

Когда корейцы СССР оказались депортированными в Среднюю Азию, их кухня (до этого мало отличавшаяся от кухни северных провинций) претерпела немалые изменения. Вызваны эти изменения были в основном двумя обстоятельствами. С одной стороны, приходилось приспосабливаться к отсутствию привычных продуктов (понятно, что в Ташкенте 1946 г. было непросто достать водоросли или осьминогов) и освоить продукты новые. С другой, на корейцев стали влиять  пищевые привычки окружающих их народов, в первую очередь - русских.  В результате и появились корейские салаты - гибрид российской традиции холодных закусок и корейской традиции панчхана. Самым известным из этих салатов  стала, конечно, "корейская морковка".

А теперь о собачьем мясе. Его корейцы действительно едят - но не так уж часто. Любители собачьего мяса к Корее имеются - как в России, например, есть любители крольчатины или дичи. Однако собачье мясо - весьма редкое блюдо на корейском столе. Подают его в специальных заведениях, каковых не очень много. Проведённый в октябре 2006 г. опрос показал, что собачатины за свою жизнь попробовало 55,3% корейцев (한국일보, 26/10/2006 ). Это, кстати, означает, что  45% корейцев вообще ни разу в жизни собачьего мяса не ели. Не евшие, в основном, женщины, так как собачатина считается  "мужской пищей" (она якобы повышает потенцию - впрочем, в Восточной Азией это свойство приписывается чуть ли не любой экзотической пище).

Со статистикой по потреблению собачатины есть некоторый разнобой, но в общем сходятся на оценочной цифре 120 тыс. тон в год. Для сравнения, в 2008 г. потребление говядины составило 365,1 тыс. тон, свинины - 826,9 тыс.тон, курятины  436 тыс. тон (данные Ассоциации торговцев мясными продуктами). В общем, собачатина в Корее - не то чтобы совсем полная экзотика, но довольно редкое блюдо.

В этой связи, кстати, смешны страхи иных путешественников, которые  боятся, что им в корейском ресторане подадут собачье мясо. Во-первых, его подают только в специальных ресторанах. Во-вторых и в главных, с тем же примерно основанием в России можно бояться того, что в столовой под видом трески или хека вдруг подадут осетрину - собачатина в несколько раз дороже других видов мяса.

В заключение и под катом - моя старая статья о собачьем мясе в Корее. Написана в 2002 г.

статья о пищевых собачкахCollapse )

Sep. 7th, 2007

10:57 am - медведы с фланга!

Только что получил письмо от издателя, у которого лежит моя книга по колониальному Сеулу (многострадальная  - почти пять лет прошло с момента окончания рукописи). Они делают макет, и сейчас потребовали отказаться от системы транскрипции McCune-Reischauer и перейти на "новую" стандартную транскрипцию корейского Минобразования - систему, которую единодушно не любят специалисты, но которую активно проталкивает корейский академический истэблишмент. Korea Times недавно на неё тоже перешла, опубликовав на первой странице гневный комментарий (типа "подчиняясь насилию, вынужденно и с глубоким омерзением...")

Это не первая попытка такого рода. Предшествующие две провалились, но давно, в шестидесятые-семидесятые, когда культурно-политическая ситуация была иной. Сейчас. кажется, официальную систему в конце концов продавят.

М-да. Привед, медвед Гогурео (кто не понял, это Когурё так теперь пишется, Gogureo). 

UPD: Недостатков у системы много, но с российской точки главный из них связан с тем, что 99,9999% россиян не транскрибирует корейские имена и названия с оригинала, а просто переписывает кирилицей латинскую транскрипцию. Это давало причудливые результаты и раньше (см. мою статью ниже), а сейчас начнётся вообще что-то невообразимое.  В общем: Медведы прорвались!

Интересующиеся могут ознакомиться с моей статьёй о проблемах транскрипции,  и со статьёй Евгения Штефана на ту же тему./

Jun. 17th, 2007

04:29 pm - лягушка на дне колодца

Общался с человеком, который долго работал на проекте KEDO в качестве представителя Министерства Объединения. Любопытно. Зашла, в частности, речь о том, насколько северокорейские чиновники представляют себе ситуацию в мире. Мой собеседник сказал примерно следующее: чиновники, работающие с южанами и ведущие с ними переговоры, всё отлично знают. Но этих чиновников мало, и меняют их редко - в том числе и для того, чтобы свести к минимуму количество людей, заражённых опасной информацией. Если же говорить о тех, с кем мой собеседник общался в годы его работы в Северной Корее, то там ситуация иная. По его словам, все его собеседники в общем знали, что Япония живёт хорошо, Южная Корея - ничего, и Китай - тоже ничего. В то же время они не представляли, насколько велик экономический разрыв  между ними и Югом, и вообще очень слабо представляли жизнь за рубежом. Об этом говорит, например, такое заявление: "Если мы, северяне, и вы, южане, объединим наши экономики, то единая Корея станет одной из ведущих экономических держав мира." Это забавно, учитывая, что разрыв в масштабе экономик примерно 20-60 кратный, в зависимости от того, как считать...

Сделал он и ещё одно любопытное замечание. Он сказал, что когда он смотрел на базу, в которой безвылазно жили работавшие на проекте южнокорейские специалисты, он вспоминал о том, как в годы его детства, в конце пятидесятых, корейцы смотрели на американскую базу в Ёнсане. Остров электрического света, огромные дома за колчей проволокой, посреди Сеула нищеты, узких переулков и лачуг из фанеры. Однако разница в том, что в Ёнсане жили "большеносые", иностранцы, а тут - свои, корейцы. Впрочем, тех, кто видел южнокорейский квартал, было немного. Там вокруг ведь запретная зона.