Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

гибкость и патриотизм господина Ёсино

В последние читал воспоминания Ли Чон-сика, человека, с которого, в общем, началось научно-академическое изучение северокорейской истории (и вообще – одного из лучших историков Кореи конца XIX и начала XX века). В мемуарах речь идёт в основном о его детстве и юности – там вообще была очень бурная биография, обусловленная, в первую очередь, специфическими жизненными обстоятельствами его родителей. Но речь не об этом, а об одном только эпизоде.

Ли Чон-сик в начале 1940-х гг. ходил в начальнюю школу в Пхеньяне (естественно, с обучением на японском языке – корейские школы к тому времени были все закрыты). В 6-м классе (начальная школа была тогда шестилетней) учителем Ли Чон-сика был некто Ёсино – человек, очень добросовестно относившийся к своим преподавательским обязанностям и с огромным увлечением и патриотическим подъёмом преподававший японскую историю (часто проводил дополнительные занятия, ибо историю он знал и любил). Он многого говорил о величии Императора, великой японcкой доблести и подобных духоподъёмных предметах.

Ли Чон-сик вспоминает, как они проходили историю неудачного монгольского вторжения в Японию (в XIII веке, того, когда подул ветер камикадзе). Учитель Ёсино неожиданно спросил его, что он думает о тех событиях сейчас, когда священной стране Японии угрожает американо-английская агрессия. Ли Чон-сик ответил пылко и в том духе, что Япония является священной страной, созданной богами, и что любые варвары, которые попытаются вторгнуться на её землю, будут, разумеется, уничтожены этими богами. Сам Ли Чон-сик пишет, что был абсолютно искренен в своём эмоциональном и продолжительном ответе. Впоследствии, уже много лет спустя, встречаясь с соучениками, он обнаружил, что многие из них полагали, что всё это выступление было заранее организовано учителем. Однако, подчёркивает Ли Чон-сик, это было не так – он сам импровизировал и говорил то, во что тогда он в качестве шестиклассника искренне верил, в немалой степени – под влиянием Ёсино.

Вскоре по семейным обстоятельствам Ли Чон-сик уехал в Китай. Позже, уже в 1948 году, вернувшийся в Пхеньян Ли Чон-сик нашёл учителя Ёсино – и немало удивился. Ёсино оказался корейцем, о чём Ли Чон-сик в своё время и не подозревал. Его корейское имя было Ли Хё-гём. При встрече в 1948 г. Ли Хё-гём рассказывал ему о величии коммунизма и Советского Союза, мудрости Сталина – и примерно с таким же восторгом, с которым всего лишь несколькими годами раньше рассказывал о величии Японии – страны, созданной богами. При том, что Ли Чон-сик в то время не имел никаких антикоммунистических настроений, весь этот революционный энтузиазм его бывшего учителя ему показался неуместным и вызвал неловкость.

Впоследствии Ли Хё-гём сделал немалую карьеру и стал завучем в революционном училище Мангёндэ, главной кузнице северокорейской элиты - машина, спецпаёк и прочие печеньки. Однако Ли Хё-гём погиб во время Корейской войны. Во время осеннего отступления, когда северокорейское начальство врассыпную и мелкими группами стремительно бежало к китайской границе, его машину перехватили «белые» партизаны, и поступили с ним, чиновником кимирсеновского режима так же, как в то время «красные» партизаны поступали с чиновниками лисынмановского режима – то есть пустили в расход.

Таким образом, Ёсино-Ли так и не довелось страстно рассказывать своим студентам о ревизионистской сути Советского Союза и о том, что Ким Ир Сен, безо всякой там русской помощи, лично разгромил Японскую Империю, это лже-государство маньяков и садистов. А ведь не нарвись он на партизан в октябре 1950 г., точно бы рассказывал.

Гибкость, однако… Ну и талант, куда же без него…

(no subject)

Что же, подходит к концу большой цикл лекций, который я с помощью Юлии Уняевой и журнала "Ким" вёл уже около пяти лет. Выложена (предположительно) предпоследняя лекция цикла, в которой речь идёт об  иностранцах в Сеуле до 1945 года.

Часть 1
Часть 2

Смотрите, кому интересно.

население сокращается, вузы под ударом

Демографический кризис, который в ближайшие десятилетия будет, вероятнее всего, главной проблемой Кореи, продолжает обостряться – причём это обострение происходит быстрее, чем ожидали практически все специалисты по вопросам демографии.

В этом году рождаемость оказалась вообще рекордной. Точных данных для 2020 года пока нет, но похоже, что общий коэффициент фертильности в 2020 году составил 0,82 рождений на женщину – в 2,5 раза (!) ниже уровня простого воспроизводства населения, то есть того уровня, который необходим для поддержания населения на стабильном уровне. 2020 год стал первым годом в южнокорейской демографической истории, в котором количество смертей превысило количество рождений. Таким образом, население Южной Кореи начало сокращаться, и нет оснований думать, что процесс этот остановится в обозримом будущем.

Газета «Чунъан Ильбо» (18 января, страница 1 и 3) опубликовала результаты проведённого её социологическим центром исследования ситуации в вузах страны, которые сейчас готовятся к приёму студентов-первокурсников (в Южной Корее учебный год начинается 1 марта, а «поступательный сезон» проходит осенью-зимой). Результаты оказались несколько обескураживающими.
Collapse )

кое-что о размахе северорейских историографов

Ещё в мае написал о том, как в современной Северной Корее принято писать о событиях Второй мировой войны (спойлер: размашисто принято писать, с дерзким полётом фантазии, и с капитаном Ким Ир Сеном, который гоняет чаи с Маршалом Жуковым).

Вот тут майский текст на эту тему,
а вот тут – видео моего свежего выступления на эту же тему на Polit.ru.

Материал почти один и тот же, но лекция много подробнее, с дополнительной информацией, и посвящённая более продолжительному периоду. Смотреть можно как аудио, там никакого видео-материала нет, я просто - "говорящая голова".

"чего их, басурман, жалеть?" (А.В.Суворов)

Продолжаю читать учебник истории ТПК - сегодня почитал о Корейской войне. На стр. 284 сообщается, что в ходе боевых действий части КНА (о присутствии китайцев, которые вели 90% всех боевых действий, там мимоходом упоминается трижды) убили и ранили 1,56 миллиона солдат и офицеров противника, в том числе 400 тысяч американцев.

Вообще-то реальные потери США в Корейской Войне составили 33 тыс. убитыми и 92 тысячи раненными, так что на первый взгляд кажется, что завышение всего лишь четырёхкратное, что по северокорейским меркам – крайне скромно. Однако, как я только что говорил, главную роль в боевых действиях в Корее с ноября 1950 года играли китайские войска, в то время как северокорейская армия (то, что от неё осталось после разгрома осенью 1950 года) действовали на второстепенных направлениях. В учебнике о присутствии фронте каких-то китаёзов говорится мимоходом пару раз на сорока страницах. В реальности на китайцев приходится большинство американских потерь, которые официальные северокорейские «историки» целиком и полностью записали на счёт своих войск. Таким образом, завышение потерь противника получается 30-40-кратное.

Что же, как в таких случаях говорил А.В.Суворов своему секретарю, «пиши больше, чего их, басурман, жалеть!»

Кстати, о китайских войсках на Корейской войне пишут в учебнике ещё меньше, чем о советских войсках в войне против Японии 1945 г. Видимо, дело в том, что против Японии воевали только советские части, ни одного корейца там просто не было вообще, а на Корейской войне северные корейцы всё-таки воевали, пусть (с ноября 1950 года) исключительно на вспомогательных ролях и на второстепенных направлениях.

Из другой смешной брехни забавных фантастических вкраплений не могу не отметить утверждения о том, что там были… японские войска. Японские войска в 1950 году, Карл! (сказано про японцев дважды, причём ни одна страна, которая реально участвовала в про-сеульской коалиции, там не упомянута)

Это душевно….

Читаю учебник по истории ТПК издания 2017 года (조선로동당력사/ 평양:  조선로동당출판사, 2017). Дошёл до раздела по освобождению Кореи в августе 1945 года. Там есть шесть страниц, на которых рассказывается, как бойцы кимирсеновской Корейской Народно-революционной Армии разгромили японцев и освободили страну, везде высаживая десанты и обращая японскую армию в бегство.

В действительности, конечно, никакой Корейской Народно-революционной Армии не существовало, а Ким Ир Сен и его бойцы провели весь август 1945 года там, где им и полагалось быть – под Хабаровском, в расположении 88-й отдельной бригады Красной Армии, в которой капитан Красной Армии Ким Ир Сен тогда командовал батальоном. Впрочем, если бы они и приняли участие в боях (они не приняли, потому что приказа не было), учитывая общую численность 1-го (корейского) батальона в 130-140 человек, есть некоторые сомнения в том, справились ли бы они с Квантунской армией. При этом, разумеется, в учебнике рассказывается, что Ким Ир Сен руководил огромной армией и на равных «обсуждал планы операций с командованием советского Дальневосточного фронта».

Читал я, читал, и на страницах 139-140 я увидел шедевральную фразу, которая блестяще передает пафос всей главы, и которой просто не могу не поделиться с читателями этого блога.

Там сказано: «15 августа 1945 года о безоговорочной капитуляции объявил японский империализм, по которому решающий удар нанесло всенародное и повсеместное активное сопротивление нашего народа, а также мощные удары Корейской Народно-революционной Армии и участвовавшей в операциях против Японии Советской Армии». ("조선인민학명군과 '대일작전에 참가한 쏘련군대의 맹렬한 공격,전국도처에서 벌어진 우리 인민의 적극적인 전민항쟁에 의하여 결정적인 타격을 받은 일제는 1945년 8월 15일 무조건항복을 선언하였다." 조선로동당력사/ 형양:  조선로동당출판사, 2017, 139-140).

Итак, всё ясно: Японская империя рухнула под ударами Корейской Народно-революционной Армии при некоторой помощи «участвовавшей в операциях против Японии Советской Армии» - типа "русские просто рядом постояли, пока мы тут японцев по стенке размазывали".

Весь текст этому вполне соответствует. Описание операций Корейской Народно-революционной Армии (повторяю, и армии этой не существовало, и бойцы Ким Ир Сена в боях не участвовали полностью, то есть совсем) занимает стр. 136-141, то есть шесть страниц. Там описываются операции (мифических) корейских формирований в разных частях страны. Во всём тексте, состоящем из перечисления боёв и описаний обращённых в бегство японцев, Советская Армия и СССР упоминаются пять раз, причём иммеет смысл упомянуть, в каком контексте. Один раз упоминается, что перед началом боевых действий Ким Ир Сен встретился с командованием Дальневосточного фронта и обсудил план совместных операций. Второй раз упоминается, что на тактическом уровне части КНРА согласовывали свои действия с частями «участвовавшей в операциях против Японии Советской Армии» (такая же формулировка, которая, похоже, сейчас является стандартной формулой для описания роли СССР в победе над Японией). В третий и четвёртый раз сообщается, что корейские части установили контроль над портом Рачжин и «некоторыми районами провинции Южная Хамгён» до высадки советских войск, которые, как подразумевается, просто вошли в районы, уже очищенные от противника доблестными корейскими силами. Пятое упоминание Советской Армии приводится выше.

Впрочем, упоминание того, что русские рядом постояли «участвовавшей в операциях против Японии Советской Армии» в вузовском учебнике Истории ТПК – ещё пример объективности. В школьном учебнике несколько лет назад наших вообще не упоминали (сейчас – не знаю, последних изданий под рукой просто нет).

Чем интересна северокорейская история современности – чистая фэнтэзи. Написано не то, что было, а то, что хотелось бы, чтобы было – без малейшей озабоченности тем, как там обстояли дела на деле. Ким Ир Сену и его людям хотелось, чтобы они своими силами побили и разогнали японцев - вот они и написали, что они японцев побили и разогнали своими силами. Хотелось им, чтобы они были не просто офицерами младшего или среднего уровня в чужих армиях (сначала - китайской, потом - советской), а командовали полками и дивизиями своей национальной армии, разговаривая с российскими и китайскими генералами и маршалами как равные союзники с равными союзниками - вот они и написали про то, как командовали и разговаривали. Конечно, тут играет роль не только прожитие мечт, но и политические соображения, создание той версии истории, которая выгодна тем, кто правит, и которая представляет их безупречными национальными лидерами и героями. Однако мечты тоже, полагаю, свою роль сыграли....

(no subject)

У Юлии Уняевой и журнала "Ким" провёл ещё одну лекцию долгого (но подходящего к концу - пара тем всего осталось) цикла о повседневной жизни корейского города с конца XIX века и до наших дней. На этот раз речь там идёт о двух разных, но связанных темах - семье и демографии. С учётом коронавируса, выступление было полностью "заочным", перед камерой.

Слушайте и смотрите, кому интересно.

новости лекционной деятельности

Для интересующихся – ссылки на два моих недавних выступления.
Здесь, на "Азиатском семинаре" у акад. В.В.Михеева в ИМЭМО РАН, я даю краткий обзор того, что происходит в КНДР «здесь и сейчас».

Здесь или здесь выложено мое выступление в ВШЭ, где я рассуждаю об одном вероятном варианта северокорейского будущего (варианте, скорее всего, довольно неприятном – хотя и альтернативы тоже дурно пахнут, хороших решений там нет в принципе). Технически запись так себе, но – чем богаты…

Было ещё и большое, на два часа, стрим-интервью с Антоном Лядовым с его видеоблоге The Люди. Однако там записи сейчас больше нет – как я понимаю, стримы Антон Лядов не держит долго. Однако на Ю-тьюбе видео лежит - смотрите здесь.

акулы клавиатуры и шакалы телекамер

Выступил у Юлии Уняевой с расказом с СМИ Южной Кореи после 1945 г. Кому интересно - смотрите  видеозапись (есть небольшие проблемы со звуком).

новые лекции

На Youtube выложены две мои новые лекции из вялотекущего цикла о повседневной жизни Сеула (делаем совместно с журналом "Ким")

Сеул в годы войн 1937-1953
https://www.youtube.com/watch?v=Pc59x5wjXAU

О том, как на Каннаме перестали растить перец и капусту
https://www.youtube.com/watch?v=6hPUTy3iXAE