Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

труженники большой дороги

Только что поговорил с американским аспирантом, который пишет диссертацию по оргпреступности в Корее. Знаю я его давно, он когда-то начинал заниматься Севером и даже подавал немалые надежды, но вот уже несколько лет как, увы, сменил тематику.

Вообще о корейских братках я писал лет 15 назад в своей книге по корейской повседневной жизни («Корея: будни и праздники»). То, что он мне рассказывал, в целом  совпадает с тем, что я когда-то написал, что, признаюсь, приятно (учитывая, что он этим занимается специально). Однако под влиянием разговора захотелось к этой теме вернуться.

Бандюков в Южной Корее есть, и немало. Однако к нормальному мелкому предпринимателю, к владельцу автомастерской или продовольственного магазинчика, который занимается себе своим бизнесом, в Южной Корее бандюки никогда не лезут. В принципе. Они активны в тех областях, в которых государственное регулирование толком не работает. Не работает оно там чаще всего (но не всегда) потому, что формально эти сферы экономики нелегальны, их как бы не существует. На практике они вполне себе существуют, и государство на их существование смотрит сквозь пальцы, но по разным причинам не отменяет формальных запретов на соответствующую деятельность.

К таким сферам экономики относится проституция, которая формально запрещена с 1948 г., но в действительности существует вполне открыто – в любом южнокорейском городе есть кварталы с подсвеченными полуголыми девицами в витринах, и в стране есть даже ассоциация владельцев публичных домов, которая лоббирует интересы этой специфической индустрии. По сложившейся традиции, полиция  попросту игнорирует существование проституции (хотя иногда приходит указивка погонять девиц – но такую указивку дают политики по своим, политическим, соображениям, и случается это довольно редко). Так вот, в этих кварталах работают братки, которые следят там за порядком, утихомиривают зарвавшихся посетителей и стращают девиц, а иногда и мамаш.

Другая   область – азартные игры, которые в Южной Корее формально тоже запрещены. Всем, однако, понятно, что на деньги играют в любой биллиардной, да и не только в биллиардной. Там тоже присутствуют братки.

Очень важная область деятельности бандюков – выбивание долгов. В Корее вообще существует мощнейшая индустрия частного неформального кредита – наследие времён, когда мелкому предпринимателю было очень сложно получить кредит в нормальном банке. Процент на частном финансовом рынке высокий, а главная гарантия – личное доверие. Если эта и прочие гарантии не сработали, кредитор обращается к браткам, и те начинают работать с должником своими, братковскими методами. Любопытно, что иногда к браткам идут и вполне солидные фирмы, у которых просто нет желания начинать длинную и не слишком эффективную юридическую процедуру выбивания денег из должника официальным путём.

Есть и еще одна область (в отличие от вышеописанного, я о ней – точнее, о роли бандюков в ней – ранее не знал) – мелкое строительство, точнее, строительство, которое ведётся мелкими строительными фирмами. Та бандюки убеждают (хм-хм) тех домо- и землевладельцев, которые не хотят продавать свою собственность на участках, отведённых под новое строительство, а также участвуют в разруливании трудовых конфликтов. Любопытно, кстати, что в последнем случае они чаще выступают на стороне рабочих. Например, по просьбе профсоюза или просто коллектива трудящихся бандюки могут гонять штрейкбрехеров во время забастовок, а то и надавить на предпринимателей, которые решили обратиться к штрейкбрехерам. Впрочем, бывает и наоборот.

Во всех этих областях по установившейся традиции полиция и государство в дела братков не лезут, и их деятельности как бы не замечают.

Важная особенность – негласные, но жёстко соблюдаемые понятия о том, что можно делать с жертвой, а чего нельзя. Бить можно, наносить лёгкие травмы – тоже, ломать собственность (машину там поджечь и прочее) – просто полагается. Не рекомендуется наносить совсем серьёзные травмы и категорически нельзя убивать. Если дело доходит до убийства, то полиция всегда вмешивается, и виновных находит,  с печальными для них последствиями (в Корее вообще убийств очень мало, а те что есть – почти исключительно бытовуха на почве ревности).  В принципе крайне нежелательно трогать людей, которые к вышеописанным сферам отношения не имеют - не проститутки, не содержатели игрового салона и не скрывающиеся должники. Попытка наезжать на таких посторонних тоже обычно сильно карается, хотя таких попыток особо и не бывает.

Такая вот оргпреступность в специально отведённых местах.

секса в Корее есть, особенно за деньги

Добрался до доклада о корейской секс-индустрии, который активно цитировали несколько лет тому назад (성매매실태 및 경제규모에 관한 전국조사. 서울: 한국형사정책연구원, 2003). Подготовлен доклад Институтом криминологии в 2002 году.  Конечно, Корея – страна очень динамичная, многое из того, что я писал о ней в начале-середине девяностых, сейчас "верно с точностью до наоборот". Однако не думаю, что в данной сфере произошли столь уж сильные перемены. 

Итак, в 2002 г. оборот сферы сексуальных услуг составил 24 млрд.дол., что соответствует примерно 4,1% всего южнокорейского ВВП. Это – очень много, но при этом есть одно обстоятельство, о котором часто забывают: эта внушительная цифра включает оборот всей, скажем так, «сферы развлечений с сексуальным подтекстом». Иначе говоря, в этой сумме только небольшая часть является деньгами, выплаченным проститукам за их тяжелый труд. Большая часть этих 24 миллиардов – деньги за то виски, которое выпили в барах с девочками, за ту закуску, которую к этом виски подали и т.д. До употребления девочек дело может и не дойти, а вот виски посетители бара с девицами употребят точно.

Особенность тут в том, что в Восточной Азии никогда не было табуирования проституции (да и секса). Дело, как считалось, житейское. Поэтому вся индустрия развлечений для взрослых с незапамятных времён включала в себя коммерческий секс как один из элементов (подчёркиваю – один из элементов, и не факт, что главный). Исторически, например, рестораны в Корее появились в этакой гибридной форме, в виде сочетания ресторана и борделя, и лишь позднее стали учреждениями общепита в точном смысле слова.

В докладе собщается, что в секс-бизнесе на 2002 г. трудилось 241 тыс человек. Не раз уже сталкивался с тем, что эту цифру подавали в таком виде: "по данным Института криминологии, в Корее - четверть миллиона проституток". Однако, повторяю, сами коммерчески доступные барышни составляют только небольшую часть всей этой армии труда. Основная масса - официанты, вышибалы и т. п. Чисто профессиональных проституток было около 10 тысяч (не считая россиянок, филиппинок и прочих импортных девиц, каковых сейчас немало), кроме того - в несколько раз больше барышень, которые проституцией подрабатывали под настроение и на косметику.

секс, искусство, политика, выборы, супружеская измена - мечта журналиста

 М-да... Дело о фальшивом докторском дипломе Син Чонъ-а (см. здесь и здесь) становится всё интереснее. 

Во-первых, оно приобрело резко политический характер, так как Пён Ян-гюн, её любовник и спонсор, является одним их особо приближённых соратников президента Ро - а сей президент объявил победу над коррупцией одним из своих главных исторических  достижений. Сейчас Пён (58 лет, женат) срочно отправлен в отставку. Однако в свете предвыборных перспектив - крупная неприятность для левых, особенно после недавнего скандала с другим особо приближённым советником (там, впрочем, всё стандартно - взятки и уклонение о налогов в строительном бизнесе).

Во-вторых, у "одного деятеля культуры" нашлись фотографии злосчастной Син Чонъ-а, снятой в совершенно голом виде. Их опубликовала "Мунхва Ильбо" 문화일보, сервер которой сегодня днём рухнул, не выдержав напора желающих посмотреть на голую тётечку, 35-летнюю, но симпатичную (впрочем, они её стратегические места закрыли квадратиками). На данный момент (20:00 по Сеулу)  сервер лежит. Впрочем, публикация этих фотографий, кажется, вызвала массовое сочувствие к барышне. Её стали жалеть, а вот "Мунхва Ильбо" на форумах сильно матерят.

скандалы нашего городка - 2

В дополнение о скандале с дипломами, который набирает обороты (введение в ситуацию здесь). Во-первых, пошла тотальная проверка дипломов, и поймали уже полтора десятка человек. Во-вторых, скандал начинает принимать предвыборно-политический характер. Президент Ро только что отправил в отставку своего ближайшего советника Пён Ян-гюна, который активно лобировал самую известную из "подскандальных", профессора Син Чонъ-а. Преса почти открытым текстом говорит, что Пён Ян-гюн и Син Чонъ-а были любовниками. Прокуратора конфисковала компьютер с их перепиской, которая, как намекается, носит как раз такой характер, который и должна носить переписка любовников. Трясут и университет Тонгук, где работала Син Чонъ-а.