Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

чучхе по-гонконгски

Есть в КНДР одна замечательная традиция – выдавать импортную технику за свою. Восходит она к тем временам, когда с советской и восточноевропейской техники снимали таблички, указывающие на место производства, и вешали другие, с указаниями на то, что данный станок произведён в КНДР (да и по телевизору это ещё потом показывали, слегка пробешивая ко многому привычных советских дипломатов). Впрочем, не все производители против такого возражали: японцы ещё в семидесятые делали под северокорейские заказы бытовую технику, которая уже на этапе производства маскировалась под изделия северокорейского производства (корейские надписи везде и т.д.). Им платили деньги, а престиж их не волновал особо - тем более, что занимались этим не самые большие и не самые известные фирмы. Ну а в КНДР всё это помогало народ патриотически вдохновлять и наполнять его сердца чувством национальной гордости.

Сейчас так играют, в частности, со смартфонами. Главный северокорейский смартфонный брэнд – «Пхеньян» долгое время делался на заводах китайской фирмы Gionee, но подавался как сделанный в КНДР. Однако Gionee обанкротилась, и производителя чучхейских смартфонов пришлось менять. Сейчас, как выяснили любители-потрошители северокорейской электроники (такие есть), последние модели «Пхеньянов» делают в Гонконге, на заводах фирмы LT Mobile International Limited. Ну и хорошо.

новости нашего цеха

Олег Кирьянов открыл сайт, куда выкладывает свои статьи, фотографии и видео. Всем интересующимся современной Азией советую читать регулярно (там не только обе Кореи, но и ЮВА, которую он освещает в качестве корреспондента РГ). Учтите, что до газетных страниц доходит меньшая часть того, что Олег Кирьянов пишет, так что - читайте на сайте.

проблемы нашего цеха (типичные)

Ну вот, подтвердилось то, в чём адекватные люди давно и не сомневались – то, что у  КНДР  есть полноценая урановая программа. Ничего в этом удивительного нет, всё и так ясно, и довольно давно. Программа, правда, оказалась помощнее, чем думали.

Но вот о чем подумалось. Подумалось мне о моих российских колегах, о некоторых, о тех самых, которые все эти годы долго и шумно доказывали, что урановой программы нет никакой, что всё это - выдумки зловредных и коварных американцев. Между прочим, таковая точка зрения была более-менее доминирующей в российских СМИ - их усилиями. Вспомнилось, кстати, что некоторые из этих коллег несколько менее шумно (но тоже достаточно активно) доказывали до октября 2006 года, что и ядерных зарядов у КНДР никаких-то нет.

И грустно мне становится от этих мыслей. Понятны карьерные и идеологические соображения, бескорыстные и не совсем, которыми эти коллеги руководствовались, вешая лапши на уши своим слушателям-читателям. Но грустно. Грустно видеть, как желание подгонять действительность под свои взгляды (а в некоторых отдельных частных случаях - и неодолимое желание колебаться-вместе-с-линией и говорить то, что хочет слышать начальство) отшибает способность объективно ситуацию даже у вполне неглупых людей. Конечно, ошибиться может любой. Но в данном случае ошибки были больно уж, скажем так, систематические...

О ком это я говорю? Ну, кто глубоко в теме, тот и так знает. Кто не столь глубоко, но всё-таки интересуется  – гугл с яндексом ему в помощь, если времени не жалко. А остальным про это и знать не зачем.

А зачем Хекеру эту красоту показали – понятно. Но об этом – потом. А впрочем – можно и сейчас. Коротко. «Эй ты, мужик, там, в Белом Доме, не слышишь нас, чё ли? Дай денееееег!  И побольше! А то мы опасные, нас и центрифуууууги есть!» Кстати, зря стараются. Зря надрываются.  Не даст. По крайней мере, сейчас не даст.

ястребы сгущаются

Был в Пекине, но по обстоятельствам к китайскими делам почти не имел отношения. Мало кого видел, мало с кем говорил. Однако кое с кем знающим всё-таки поговорил.

Правительство китайское сильно боится. В промышленных районах Юга (вокруг Шанхая и Гуанчжоу) пошли сильные сокращения, и это  - только начало. Ничего похожего последэновский Китай -  выкрашенная в красный цвет ультракапиталистическая "диктатура развития" - ещё не видел. Нет американских и прочих западных заказов, и останавливаются фабрики, работающие в основном на экспорт. Пока уволенные более или менее спокойно едут домой, заниматься тем же, чем занимались их предки последние пару тысячелетий - то есть сажать рис. Однако демографическая ёмкость деревни ограничена, да и воспринимается это уволенными как серьёзный удар, как крах надежд на городскую карьеру (пусть и скромную - гастарбайтеры во всём мире имеют весьма ограниченные ожидания). В скором времени удар будет нанесён по тем регионам, в которых гастарбайтерам-мигрантам ехать, по сути, некуда. Кроме того, начнёт валиться и мелкий бизнес. Правительство этого очень боится, так как уволенные рабочие и разорившиеся мелкие предприниматели и не имеющие шансов найти работу студенты  легко могут стать питательной силой для массового бунта под любыми лозунгами - от неомаоистских до либерально-демократических (и совсем уж причудливых, в духе буддистских и прочих мистических сект, сторонники которых, между прочим, на протяжении последних двух тысяч лет скинули три вполне серьёзные династии).

дракон выздоравливает

В дополнение к моему постингу о китайском  аутсорсинге в Северной Корее. На эту же тему, а также на куда более актуальную тему "что такое Китай" - интересная статья, хотя и старая, годовой давности. Интервью с российским предпринимателем, который занимается электроникой. Некоторые выдержки оттуда.

Потому что я езжу по заводам в Китае. И когда я вижу на заводе, условно говоря, 130 тысяч китайцев, которые потребляют 130 тонн риса в день, когда я, к примеру, вижу комплекс для пробивки металлических листов — у меня такой один, а у них триста, и я делаю серийную продукцию на одном, а они на своих трехстах — прототипирование, то есть небольшие партии новейших продуктов, то я понимаю, что наше положение — это положение муравья рядом с большим слоном. Слон наступит на муравейник и даже его не заметит. Надо просто быть реалистами и понять, где сейчас наше место. Не в смысле уничижения. Надо реально искать те нишевые рынки, где Китай не играет по каким-то объективным причинам. И так кооперироваться, чтобы представлять реальную силу. 

<...>

Давайте немного развеем мифы вокруг Китая. Китай, безусловно, сейчас лидер промышленного производства, фабрика для всего мира. Но есть тренды в его развитии, которые не лежат на поверхности. Есть два Китая — дешевый и дорогой. Дешевый Китай — это 20–25 процентов брака. Дорогой Китай — это бренды мирового уровня и совершенно другой уровень качества. И между двумя Китаями нет никакой корреляции. Дорогой — это очень серьезно, это гигантские инвестиции и очень дорогие люди. Могу сказать, что средний инженер там в хорошей конторе стоит не менее тысячи долларов. Мы хотели одного специалиста пригласить из Китая, он согласен сюда переехать за две тысячи долларов в месяц. Техника там не будет дешевой никогда. И это тоже контрактное производство. Об этих крупных китайских компаниях вы вряд ли услышите. Например, название «Хон Хай пресижион» мало кому что говорит, но эта компания делает компьютеры для всех мировых лидеров, у нее консолидированная выручка 21 миллиард долларов.

Но и дешевый Китай перестает быть совсем дешевым. Постоянный переток рабочей силы с запада страны на восток не компенсирует ее нехватки, она дорожает, растет дефицит кадров. Знакомый владелец фабрики, у которого работает три тысячи рабочих, ищет еще тысячу и не может найти. Растет дефицит и цена электроэнергии. Один-два дня в неделю китайские фабрики не работают, веерные отключения у них обычное дело. И есть еще один фактор. Китайцы начинают осознавать, что они не винтики в машине, они хотят больше свободы. Я с удивлением узнал, что в Китае бывают забастовки. Так что это нормальная страна с обычными проблемами. 

Захотелось запостить, потому что в России о Китае бывают весьма забавные представления. То пренебрежение (дикие азиаты, только копировать умеют), то страх перед неостановимостью китайского промышленного рывка. А на деле - нормальная страна. Но очень успешная. И много больше России - и по населению, и по экономике.

(no subject)

Главное содержание социальной истории КНДР последних трёх-четырёх лет - это упорная борьба между государством и обществом. В целом экономическая ситуация заметно улучшилась по сравнению с 1996-2002 гг., но произошло это в основном (или даже исключительно) за счёт иностранной помощи, которая теперь поступает из Южной Кореи и КНР достаточно стабильно. Соответственно, правительство пытается восстановить старую систему управления и контроля, которая развалилась в 1995-2000 гг., во время голода. Восстановлена карточная система, хотя и работает она с трудом и не везде (в том же Вонсане карточки не отоваривали с октября 2007). 

В этой связи предпринимаются постоянные попытки ограничить рыночную торговлю. В 2005 г. был введён запрет на торговлю зерновыми на рынках. Точнее, такой запрет существует с 1957 г., но с начала девяностых его стали игнорировать. Рассчёт здесь на то, чтобы загнать людей на заводы. Если единственным источником питания станет официальный паёк, то людям ничего не останется, как идти на завод и за этот паёк там сидеть. Именно сидеть, а не работать,так как большинство заводов сейчас работать не может в принципе (нет топлива, энергии, запчастей, а зачастую и оборудование в Китай продали). Однако если люди сидят на заводе, а не болтаются на рынке, они находятся под присмотром и контролем, и власти так спокойнее. Однако сейчас ясно, что попытка запретить торговлю зерновыми на рынке полностью провалилась. Около года полиция пыталась ловить и гонять торговцев, но в конце концов власти махнули на всё рукой.

В последние месяцы с интересом наблюдаю, что получится с новым запретом из той же серии - запретом на торговлю для женщин моложе 50 лет. Ещё в 2006 г. ввели запрет на участие в торговле для мужчин, но это мало кого коснулось, так как в Северной Корее торговля - дело женское. С декабря 2007 г. запрет распространили на женщин моложе пятидесяти, стремясь загнать на предприятия (повторяю - в основном мёртвые) всех женщин допенсионного возраста.

Сообщения последнего месяца вроде бы подвтерждают предсказания скептиков. Торгуют по-прежнему. Иногда используют старых бабок как зиц-председаталей ("это у нас матушка торгует, а я просто помочь пришла!" - лыбится молодайка), а иногда нарушают нагло. По последним сообщениям, власти вроде бы начинают снижать напор. Судить рано, но кажется, этот раунд борьбы частной инициативы с  государственной властью оканчивается победой частной инициативы. Обычный в последнее время исход - хотя иногда бывает и по другому (например, контрабанду и походы в Китай на заработки удалось сильно поприжать, так что и у государственного контроля бывают победы)

рассказы фронтовика... вести из северокорейских бизнес-окопов

Далее приводится записанный более или мене дословно (в переводе с английского) разговор с западным предпринимателем, давно и успешно работающим в Китае. Гражданин одной западноевропейской  страны. Сейчас он начинает интересоваться и Северной Кореей. Разговор состоялся около месяца назад в третьей стране. Стремясь сохранить стиль (мужик интересный, колоритный и умный) я проявил литературную вольность и излагаю текст от первого лица. Повторяю, всё очень близко к тому, что говорилось.

***

Торговля с Северной Кореей — занятие, конечно, весёлое, особенно, если считать, что слово «весёлый» (fun) означает «сложный, запутанный, непредсказуемый». В последнее время я достаточно активно занимаюсь работой с Северной Кореей, в первую очередь, outsourcing. Дело в том, что Китай в настоящее время становится всё менее интересен для производства по-настоящему дешёвых низкотехнологичных изделий. Китай быстро дорожает, уровень жизни там растёт, зарплаты – тоже растут, поэтому многие из самых дешёвых продуктов, например, футболки, делать в Китае сейчас стало невыгодно. Производство приходится переносить куда-нибудь в Кампучию или, скажем, Индию. Делают это не только иностранцы: сами китайцы начинают активно занимаются outsourcing’ом. 

Некоторое время назад ко мне обратился мой старый китайский партнёр, с которым я работаю уже около пятнадцати лет. Он занимается щвейным делом, но производство в Китае становится всё дороже, поэтому в качестве возможной меры он предложил перенос части производства в Северную Корею. Я поначалу выразил сомнение насчет качества северокорейской продукции. Они меня успокоил и показал мне видео, снятое в Северной Корее. На плёнках было хорошо видно, как на северокорейских фабриках шьётся одежда знаменитых американских и международных фирм. Дело это сейчас достаточно распространённое и, по-видимому, многие американцы разгуливают по Нью-Йорку в одежде северокорейского производства, сами того не подозревая - ведь на одежде, естественно, ставятся ярлыки «Сделано в Китае». 

Когда мы с моим партнёром прибыли в Северную Корею, ситуация оказалась забавной. Она мне напомнила ситуацию, в которой я сам оказался 15-20 лет назад, когда начинал работать с китайцами и, в частности, с моим нынешним партнёром. На этот раз мой китайский партнёр оказался в той ситуации, в которой тогда находился я: он был представителем богатой страны и долгосрочным инвестором, а северокорейцы выступали в качестве представителей страны бедной и, естественно, стремились срубить бабки в кратчайшие сроки. 

Collapse )

пиво - только членам профсоюза!

Услышал об этом пару лет назад - не совсем поверил. Сейчас услышал тоже самое, от  северокорейского хозяйственника, причём с деталями, так что начинаю верить. 

Короче: в восьмидесятые годы в КНДР мороженое выдавали по карточкам, и только высшей номенклатуре. Точнее, сотрудникам аппарата ЦК ТПК  и приравненным категориям. То есть было там и обычное мороженное, которое свободно продавали на улицах, но делалось оно без молока, и было очень низкого качества (помню хорошо, пробовал в этнографических целях - гадость была, действительно, редкостная). А нормальное мороженое, на молоке, с импортными ингридиентами и по импортной технологии, делали только на Рёнсонском (룡성) заводе, который был закуплен за рубежом около 1980 г. Это мороженое (вроде, было три сорта - эскимо, ванильное, шоколадное) собственно и являлось "мороженым" в нашем понимании. С завода оно частично поступали в систему "Интуриста", для потребления иностранцами, а частично выдавалось высшей номенклатуре по специальным ордерам. Также выдавался и шоколад. Короче: пиво - только членам профсоюза мороженое - только зав.секторами ЦК (ну, я не уверен, что именно зав.секторами, может, и простому инструктору ЦК доставалось)!

Кстати, в последнее время качество мороженого в Пхеньяне улучшилось, так как появились мелкие заводики, часто - фактически частные (под вывесками "СП с Китаем" и пр.), которые делают  относительно нормальный продукт.  Но это уже в рамках "капитализма явочным порядком".