Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

а тем временем в Сеуле....

А тем временем в Сеуле в субботу прошла вторая по количеству участников в истории страны демонстрация. Самая большая демонстрация состоялась, кстати, почти 30 лет назад, в июне 1987 г., когда в Корее шли массовые выступления против военных диктатур. Тогда численность демонстрантов оценивалась в миллион человек.

Вчера в центре Сеула в демонстрации участвовало от 260 тысяч человек (оценка полиции) до миллиона (оценка организаторов и прессы, которая, впрочем, целиком на стороне демонстрантов). Требование демонстрантов – отставка президента Пак Кын-хе, которая полностью скомпрометирована скандалом с её подругой (о скандале я писал здесь, с тех пор добавилось некоторое количество колоритных деталей, но суть ситуации не изменилась никак). При этом полиция признаёт, что её оценка занижена, так как она основана на том, сколько людей может поместиться на площади Сечжон-ро, где проходили основные мероприятия. Площадь была забита полностью, но туда не смогли прийти все желающие, многие из которых митинговали поблизости. Вышли на демонстрацию практически все основные политические партии, и массовые организации.


Некоторые замечания.
* Во-первых, течение 5 часов весь центра города был занят гигантской демонстрацией, формально – антиправительственной (хотя ясно, что и в правящей партии с требованием отставки согласно большинство). Никаких повреждений имущества и беспорядка на следующее утро не наблюдалось – даже не намусорили больше обычного. Единственные инциденты: во-первых, какая-то тётя из числа немногих оставшихся сторонников президента врезала оппозиционной девушке плакатом, и легко её ранила. Тётю повязали полицейские и увезли в участок; во-вторых, вошедший в раж мужчина попытался перелезть через полицейские автобусы, используемые в качестве заграждения и двинуться на президентский дворец, до которого было несколько сотен метров, но был затащен назад самими участниками.

Это не означает, что корейцы вообще не склонны к насильственным акциям и законопослушны. Однако современные южные корейцы (оба слова здесь имеют значение) действительно поражают своей дисциплиной, высокой склонностью с самоорганизации и низкой склонностью к реальному, а не символически-театрализованному, мордобою. До сих пор не забуду, как в начале 1990-х годов в университете, где я работал, шла подготовка к демонстрации, и представители революционных студентов торговались с полицией на тему того, сколько бутылок с горючей смесью в ходе намеченной на ближайшие дни демонстрации им предстоит бросить в сторону полицейского кордона (сатрапы и бунтари сторговались в итоге на какой-то забавно не-круглой цифре, что-то типа 24 бутылок)...


* Во-вторых, в демонстрации участвовало огромное количество народу (полагаю, что не менее полумиллиона, но и официально заявленный миллион может быть правдой). Заметная часть участников за свой счёт приехала из провинции. Помнится, с каким удивлением ко мне несколько лет назад подошли студенты, где-то прочитывавшие, что в России участникам демонстраций, дескать, дают деньги. Я подтвердил, что это – не клевета, а реальный факт, удивив их окончательно.

Корейцы, действительно, отличаются очень высоким уровнем политической и гражданской активности. Этот уровень в последние годы несколько снизился, но всё равно остаётся очень высоким, а по меркам нынешней России - и вовсе немыслимым.


* В-третьих, развернувшийся в Корее политический кризис в российской печати почти не отражён. Речь идёт, повторяю, о беспрецедентных по своей масовости выступлениях, которые, как представляется, закончатся отставкой президента или её импичментом, и всё это – в стране, которая и по численности населения, и по ВВП, находится более или менее на уровне развитых стран Европы. Однако внимание им интерес в России – близко к нулю. О Корейском полуострове мировая печать пишет почти исключительно тогда, когда текущий Ким на Севере что-то отчебучит – даже если реальное значение этих экзотических шагов ничтожно, а вот реальные проблемы и важные ситуации игнорируются.

мир из Сеула - 5

Итак, продолжаю обзор сообщений корейской газеты «Чунъан ильбо» (вторая по тиражам и влиянию в стране) о внешнем мире.

Сообщения на темы международной жизни, появившиеся в «Чунъан ильбо» 9 ноября 2015 года (полный список)

  • Подборка материалов по переговорам КНР и Тайваня (две полосы, правда, снизу урезанные на треть);

  • Проблемы сельского хозяйства Кореи в связи с Тихоокеанским партнёрством;

  • Выборы в Бирме-Мьянме;

  • Расследование авиакатастрофы на Синае;

  • Новый кабинет в Канаде (описан подробно, с биографиями наиболее примечательных министров);

  • По Северной Корее, сообщение о смерти Ли Ыль-соля.

ВСЁ.

Прочие новости

  • Отставка министра госадминистрации;

  • Проблемы сталелитейной и химической промышленности;

  • Увеличение количества работающих лиц старшего возраста;

  • Распространение болезни Паркинсона

и многое другое....

началось плохо, кончилось хорошо

30 сентября утром в Южной Корее НЕ произошло трагедии. И поскольку никакой трагедии не произошло, мало кто обратил внимания на те события, что развернулись вокруг небольшого живописного острова Хондо, что находится у юго-восточного побережья Корейского полуострова. При этом эти события по своей канве на удивление напоминали трагическую историю с паромом «Севоль», которая вот уже несколько месяцев находится здесь в центре внимания.

Действительно, на первый взгляд события развивались удивительно похожим образом. Рано утром прогулочный корабль Бакхансы (바캉스호) со 110 пассажирами и членами экипажа отправился в плавание вокруг острова Хондо – обычная часть тура по острову, к самым примечательным местам которого с суши просто не подобраться (я там был когда-то, и на таком кораблике плавал). Корабль этот, как и злополучный паром «Севоль», находился уже в весьма преклонном возрасте (27 лет) и был недавно куплен в Японии. Как и в случае с паромом «Севоль», у штурвала находился недавно поступивший на работу капитан, человек не первой молодости, который скорее думал о пенсии, а не о карьере. По невыясненным причинам корабль отклонился от курса, вошёл в закрытый для навигации участок акватории и там около 9 часов утра оперативно напоролся на подводную скалу, которыми изобилует округа острова. Пробоина в районе машинного отделения, и корабль начал тонуть.

Однако вот с этого момента события стали развиваться совсем иначе, чем на пароме «Севоль».Collapse )

заря гласности - ну, не совсем

Тут в Пхеньяне случилось несчастье – рухнул 23-этажный дом, большие жертвы. Но дело не в самом происшествии, имевшем место быть 13 мая, а в том, что о нём сообщили официальные СМИ, причём довольно развёрнуто. Говорится в сообщении о том, что ряд чиновников принёс жителям гроода извинения за недостаточный контроль над проведением строительства. Среди извинившихся - председатель пхеньянского горисполкома и секретарь райкома ТПК (показательно, что в партийных органах извиняющийся - на ступень ниже). Сообщается и о том, что Маршал Ким Чен Ын ночь не спал, так его эта новость потрясла.

Тут в этой связи уже пошли разговоры, что, мол, а не гласность ли началась в КНДР? Известно ведь, что о всяких катастрофах в Северной Корее обычно не пишут, так как в правильном обществе их, мол, и быть не может. А вот теперь вдруг взяли и написали.

Однако представляется, что никакой гласности там не наблюдается. Ведь был уже прецедент, когда о катастрофе сообщали в официальной печати – о гигантском взрыве на станции Рёнчхон в 2004 году северокорейская печать тоже написала. В обоих случаях причина одинакова – полная невозможность скрыть происшествие такого типа и масштаба от иностранных СМИ. Понятно, что в Пхеньяне, где сосредоточена почти вся крохотная иностранная колония КНДР, рухнувший дом и увидят, и снимут с разных ракурсов, как ни старайся. Поэтому имеет смысл признать очевидное. То же самое было и с взрывом в Рёнчхоне, который был виден из Китая (там недалеко), и о котором тоже неизбежно рассказали бы китайские и прочие торговцы – ведь Рёнчхон находится на главной железнодорожной магистрали, соединяющей Пхеньян с Китаем и, следовательно, внешним миром.

что они об этом думают?

Частый и понятный вопрос – «как корейцы относятся к украинскому кризису?» Короткий ответ – «никак». То есть, примерно так же, как россияне относятся к кризису в Южном Судане. Позиция большинства приблизительно такая: «Украина, говорите? Да, что-то слышал. Страна такая есть, где-то далеко. Там, пишут, идёт какая-то борьба между властями и то ли сепаратистами, то ли ирредентистами, которые хотят от этой Украины отложиться. В истории такое случалось сотни раз, к нам никакого отношения не имеет – так что давайте лучше почитаем что-нибудь о расстановке сил в китайском Политбюро, которая к нам (к сожалению) имеет отношение точно».

Основные газеты об украинском кризисе пишут, но далеко не каждый день, и не слишком подробно. Вот передо мной сегодняшняя «Тонъа ильбо» (газета умеренно-правая, про-правительственная, ориентированная на образованный средний класс). Про украинские дела на этот раз написали, что бывает не каждый день. Сообщение находится в самом конце международного раздела, после сообщения об оползне в северном Афганистане, где погибло 2700 человек. После сообщения про дела на Украине следует заметка о демонстрации в Токио, где осуждали нео-национализм нынешнего кабинета (это - последнее сообщение в международном разделе). Кроме того, в другой статье коротко упомянута шутка Обамы по поводу Путина.

Само сообщение выдержано очень нейтрально, фактически - просто сводка. Сообщается, что правительственные силы Украины ведут в Славянске и Краматорске бои с «прорусскими ополченцами» (термин 민병대 – вполне нейтральный). Впрочем, местами их называют «сепаратистами», используя негативный термин (как известно, «сепаратисты», это те, кто против говорящего и его друзей, то есть против всего хорошего). Трагедии в Одессе посвящен абзац, где говорится, что пожар возник после того, как «сторонники правительства» забросали бутылками с горючей смесью здание, где собрались «пророссийские демонстранты» (последний термин – нейтрально-позитивный). Заканчивается всё выводом про то, что Украина, кажется, скатывается в гражданскую войну.

В целом Корея, ессно, поддержит санкции, если таковые будут (кто же из соседей Китая сейчас хочет обижать США?), но никакого особого интереса к происходящему не испытывает. Чужая разборка по этническому вопросу в далёкой стране, с которой большинство никак не связано.

совсем лихо...

Сегодня в 15 часов северокорейское телевидение показало арест Чан Сон-тхэка прямо на заседании Политбюро. Подскакивает двое вояк и утаскивают дядюшку... Ну и ну... Это арест Берии в эфире (при том, конечно, что Чан - совсем не Берия, и политической альтернативы не представляет). Ссылка на скриншоты

новое гнездовье диких уток?

Приехал из командировки и вижу замечательную картину – идет кипёж на тему того, что Ким Чен Ына якобы убили в Пекине.  Понятно, что брехня, но интересен источник. А источником стал китайский сайт Sina Weibo.  Сайт этот у нас с какого-то бодуна местами назвали "китайским подразделением Твиттера", что верно с точностью до наоборот: при том, что Sina Weibo откровенно копирует Твиттер, этот сервис был создан в противовес неподконтрольному китайским властям и, сдедовательно, политически потенциально опасному Твиттеру, доступ к которому в Китае бывает нетривиален. Основой для сообщения стала какая-то подозрительная толпа и непонятное движение у северокорейского посольства, якобы увиденные в окно пекинским сина-вэйщиком. 

История, замечу, симптоматичная. Так сказать, вестник наступающих новых времён. 
Процитирую – с некоторыми изменениями – то, что только что написал знакомому журналисту, который поинтересовался моим мнением об этой истории.

Если кто-то эту псевдо-новость запустил сознательно - то только китайцы. Но я почти полностью уверен, что никто эту новость сознательно не запускал, а  имеем мы тут дело со спонтанно вылетевшей уткой журналистской-блоггерской, повышенной жирности. В последнее время в китайской полу-бульварной прессе и, особенно, в китайской блогосфере вообще появляются самые дикие слухи о Северной Корее. Я даже рискну  предположить, что в ближайшее время по фантазии китайские журналисты превзойдут японских (и это будет немалое достижение, учитывая размах японских фантазий). Например, в декабре, вскоре после смерти Ким Чен Ира китайская полу-бульварная пресса, с подачи какой-то жёлтой газетки в пров. Хэйлунцзян, активно писала, что Великий Руководитель, дескать, умер во время тайного визита в Китай, в больнице в Пекине а потом в Северной Корее долго делали его восковую куклу (когда сделали, то тогда и сообщили о смерти). 

Отчасти это отражает представление о Северной Корее как о странном и сумасшедшем месте, где возможно всё (такое представление в Китае очень распространено), а отчасти то, что такие сообщение трудно проверить незамедлительно. Ну и, кроме того, при всей официальной цензуре и не менее официальных разговорах о братстве, Северная  Корея относится к числу стран, о которых в Китае можно говорить плохо (правда, как бы не не-официальном уровне, в блогах и жёлтой прессе, то есть как раз там, где журналистская ответственность стремится к нулю).

верю иль не верю? (часть 2)

Написал в Слоне текст о том, почему следует относиться острожно к недавним сообщениям о расстреле двух бывших северокорейских министров.

Как расстреливают министров в Северной Корее

В мировых СМИ появились сообщения, что в Северной Корее несколько месяцев назад якобы были казнены два бывших министра: Ким Ён-сам и Мун Иль-бон. Утверждается, что на Ким Ён-сама, бывшего министра путей сообщения, повесили ответственность за катастрофический взрыв на станции Рёнчхон в 2004 г. (жертвой этого взрыва вполне мог бы стать сам Маршал Ким Чен Ир, бронированный спецпоезд которого проследовал через станцию за несколько часов до катастрофы). Мун Иль-бон несколько лет возглавлял министерство финансов и якобы был обвинён в том, что спланированная им денежная реформа 2009 г. вызвала беспрецедентный экономический хаос и окончилась провалом.

Что можно сказать по поводу этого события? Сейчас нет возможности проверить, имеют ли сообщения о расстреле хоть какое-то отношение к реальности. Мы не знаем – и ещё нескоро узнаем – действительно ли северокорейские экс-министры попали в переплёт с летальным исходом или же, наоборот, благополучно здравствуют (и даже продолжают занимать какие-то должности).

Читать дальше на Слоне


***
Ну, и в этой связи - ещё две ссылки. Во-первых, пользователь heijo написал по схожему поводу текст под замечательным и очень даже верным названием "повар, который готовит утки"   heijo.livejournal.com/5359.html (кто в теме, уже догадался, о ком там речь).

Во-вторых, год назад, когда все СМИ писали о том, что в Пхеньяне якобы арестован и растрелян зав.отделом ЦК ТПК Пак Нам-ги, я объяснил, почему к этим сообщениям следует относиться острожно. Моя осторожность, возможно, что и подтвердилась - по переданным печатью слухам, Пак Нам-ги недавно видели вполне живым в Европе, куда он якобы отправлен с ответственным и секретным финансовым заданием. Впрочем, к сообщениям о не-расстрелянном Пак Нам-ги следует относиться точно так же, как и к сообщениям о растрелянном Пак Нам-ги - то есть, с острожностью.

Это, кстати, вовсе не форма агностицизма. О том, какова судьба Пак Нам-ги и прочих мы узнаем со временем, но, возможно, не очень скоро.

смерть активиста

Исполнилась одна дата, о которой нельзя не напомнить. 13 ноября, ровно 40 лет назад, совершил самосожжение  Чон Тхэ-иль, один из первых организаторов корейского профсоюзного движения. Я написал для "Сеульского вестника" статью о нём. Можно успехами Кореи восторгаться. И даже нужно. Но и о цене этих успехов забывать нельзя.


***

Около полудня 13 ноября 1970 г. Чон Тхэ-иль, 22-летний профсоюзный активист, совершил публичное самосожжение на рынке Тондэмун. Уже объятый пламенем, он прокричал: «Соблюдайте Закон о труде! Рабочие – не машины! Отдых по воскресеньям!» По тем временам эти весьма скромные требования представлялись чем-то революционным.

И историки, и простые смертные обычно говорят о победителях. Нет оснований сомневаться в том, в современном мире Южная Корея относится именно к победителям. Страна, которая в начале 1960-х гг. являлась беднейшим государством Азии и по основным макроэкономическим показателям отставала - причём существенно - от Папуа Новой Гвинеи и Индонезии, превратилась в высокоразвитую индустриальную державу. Это, бесспорно, успех, причём успех беспрецедентный: развивающихся стран в мире полторы сотни, но совершить такое превращение удалось лишь единицам.

Однако, говоря об этом успехе, нельзя забывать, что он достался дорогой ценой. Понятно, что любая победа в войне оплачена жизнями солдат, что любая война, даже самая справедливая и самая победоносная, неотделима от грязи, крови, обмана, страха и страданий. Это относится не только к воинским победам, но и к иным политическим свершениям, и экономический прорыв Южной Кореи исключением из этого правила не стал. Этот прорыв сделали возможным миллионы простых корейцев, многие из которых заплатили за конечный успех своей страны, за благополучие своих детей и внуков здоровьем, а то и жизнью. Сделали они это, скажем честно, отнюдь не добровольно – их согласия никто из власть предержащих не спрашивал.

Collapse )

труженники большой дороги

Только что поговорил с американским аспирантом, который пишет диссертацию по оргпреступности в Корее. Знаю я его давно, он когда-то начинал заниматься Севером и даже подавал немалые надежды, но вот уже несколько лет как, увы, сменил тематику.

Вообще о корейских братках я писал лет 15 назад в своей книге по корейской повседневной жизни («Корея: будни и праздники»). То, что он мне рассказывал, в целом  совпадает с тем, что я когда-то написал, что, признаюсь, приятно (учитывая, что он этим занимается специально). Однако под влиянием разговора захотелось к этой теме вернуться.

Бандюков в Южной Корее есть, и немало. Однако к нормальному мелкому предпринимателю, к владельцу автомастерской или продовольственного магазинчика, который занимается себе своим бизнесом, в Южной Корее бандюки никогда не лезут. В принципе. Они активны в тех областях, в которых государственное регулирование толком не работает. Не работает оно там чаще всего (но не всегда) потому, что формально эти сферы экономики нелегальны, их как бы не существует. На практике они вполне себе существуют, и государство на их существование смотрит сквозь пальцы, но по разным причинам не отменяет формальных запретов на соответствующую деятельность.

К таким сферам экономики относится проституция, которая формально запрещена с 1948 г., но в действительности существует вполне открыто – в любом южнокорейском городе есть кварталы с подсвеченными полуголыми девицами в витринах, и в стране есть даже ассоциация владельцев публичных домов, которая лоббирует интересы этой специфической индустрии. По сложившейся традиции, полиция  попросту игнорирует существование проституции (хотя иногда приходит указивка погонять девиц – но такую указивку дают политики по своим, политическим, соображениям, и случается это довольно редко). Так вот, в этих кварталах работают братки, которые следят там за порядком, утихомиривают зарвавшихся посетителей и стращают девиц, а иногда и мамаш.

Другая   область – азартные игры, которые в Южной Корее формально тоже запрещены. Всем, однако, понятно, что на деньги играют в любой биллиардной, да и не только в биллиардной. Там тоже присутствуют братки.

Очень важная область деятельности бандюков – выбивание долгов. В Корее вообще существует мощнейшая индустрия частного неформального кредита – наследие времён, когда мелкому предпринимателю было очень сложно получить кредит в нормальном банке. Процент на частном финансовом рынке высокий, а главная гарантия – личное доверие. Если эта и прочие гарантии не сработали, кредитор обращается к браткам, и те начинают работать с должником своими, братковскими методами. Любопытно, что иногда к браткам идут и вполне солидные фирмы, у которых просто нет желания начинать длинную и не слишком эффективную юридическую процедуру выбивания денег из должника официальным путём.

Есть и еще одна область (в отличие от вышеописанного, я о ней – точнее, о роли бандюков в ней – ранее не знал) – мелкое строительство, точнее, строительство, которое ведётся мелкими строительными фирмами. Та бандюки убеждают (хм-хм) тех домо- и землевладельцев, которые не хотят продавать свою собственность на участках, отведённых под новое строительство, а также участвуют в разруливании трудовых конфликтов. Любопытно, кстати, что в последнем случае они чаще выступают на стороне рабочих. Например, по просьбе профсоюза или просто коллектива трудящихся бандюки могут гонять штрейкбрехеров во время забастовок, а то и надавить на предпринимателей, которые решили обратиться к штрейкбрехерам. Впрочем, бывает и наоборот.

Во всех этих областях по установившейся традиции полиция и государство в дела братков не лезут, и их деятельности как бы не замечают.

Важная особенность – негласные, но жёстко соблюдаемые понятия о том, что можно делать с жертвой, а чего нельзя. Бить можно, наносить лёгкие травмы – тоже, ломать собственность (машину там поджечь и прочее) – просто полагается. Не рекомендуется наносить совсем серьёзные травмы и категорически нельзя убивать. Если дело доходит до убийства, то полиция всегда вмешивается, и виновных находит,  с печальными для них последствиями (в Корее вообще убийств очень мало, а те что есть – почти исключительно бытовуха на почве ревности).  В принципе крайне нежелательно трогать людей, которые к вышеописанным сферам отношения не имеют - не проститутки, не содержатели игрового салона и не скрывающиеся должники. Попытка наезжать на таких посторонних тоже обычно сильно карается, хотя таких попыток особо и не бывает.

Такая вот оргпреступность в специально отведённых местах.