Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

шаги реформы: всякие позитивные новости

Интересные новости – в том числе и по прямым разговорам с Пхеньяном и иными СК городами. Быстрый рост зарплат, на фоне стабильных цен. Вона, вообще-то, стоит как скала где-то с 2012 года: рыночный курс, который складывается именно как рыночный, и по которому всё считают и меняют, составляет 8000 вон за доллар с небольшими отклонениями. Стабильна и цена риса (еда обеспеченных), и цена кукурузы (еда большинства). Слава Пак Пон-чжу и его команде, которая уже дважды (!) справлялась с возникшими НЕ по их вине эпизодами гиперинфляции.

Зарплаты на лето 2018 года в Пхеньяне – в среднем около 60-70 долларов в месяц, в провинции – в полтора-два раза меньше. Однако в последние пару лет быстро растут зарплаты на частных предприятиях (формально их регистрируют как хозрасчётные госпредприятия, но о реальной форме собственности все отлично знают). Даже в провинции на частном предприятии платят 80-100 долларов, в Пхеньяне 100 долларов – стандарт для этого типа предприятий. Сверху этого у частников – полноценный рисовый паёк, 700 граммов в день, по символическим госценам, фактически – бесплатно. Кроме того, в последнее время увеличились зарплаты на госпредприятиях ВПК, там тоже около 100 долларов, и тоже дают пайки, хотя и не такие щедрые, как у частников. С другой стороны, приходящая домработница в Пхеньяне – 15 долларов в месяц, в Синыйчжу (где сильное имущественное расслоение) – 10 долларов в месяц.

Если кажется, что это мало, учтите, что при Ким Чен Ире зарплата в госсекторе составляла несколько долларов в месяц.

наших в городе много?

Каждый год летом выходит ежегодник корейской Иммиграционной службы (2017 출입국·외국인정책통계연보), где приводится иммиграционная статистика за предшествующий год. Сейчас появился ежегодник за 2017 год, который я, собственно, и смотрю – делая при этом записи в ЖЖ.

В 2017 в Корее находилось 2 миллиона 180 тысяч иностранцев (точная цифра – 2.180.498 человек). Таким образом, иностранцы составляют примерно 4% всего населения страны. В указанное выше число включены и нелегалы – благо, их посчитать довольно легко: по географическим причинам на лодочке в Южную Корею особо не приплывёшь, и границу тоже особо нелегально не перейдёшь (может и есть, но – совсем единичные случаи). Нелегалов было в 2017 году насчитали 251 тысячу человек, или 11,5% от общего числа иностранцев.

И доля иностранцев, и их общее количество растут быстро. Пять лет назад, например, то есть в 2013 году, иностранцев было в Корее проживало 1 миллион 576 тысяч.

Из указанного выше числа примерно 135 тысяч составляют студенты, а 50 тысяч – иностранные квалифицированные специалисты (инженеры, учёные, менеджеры). Ещё 150 тысяч – иностранные жёны, не принявшие пока корейского гражданства (гражданочки из Китая и Вьетнама, в основном). Однако большинство южнокорейских иностранцев – это приехавшие за длинной воной гастарбайтеры, которые составляют примерно две трети от общего числа корейских иностранцев. Кстати, почти все из четверти миллиона нелегалов – это именно гастарбайтеры.

Если смотреть расклад по странам, то в качестве поставщика иностранцев в Корею лидирует (и уже давно) Китай, на который стабильно приходится около половины всех живущих в РК иностранцев. В 2017 граждан КНР в Южной Корее было почти точно миллион человек (точнее, 1.018.074 человека), из общего числа иностранцев в 2,18 миллионов. Правда, тут есть немаловажная тонкость – среди китайцев 680 тысяч, или две трети, составляют этнические корейцы, "чосончжок" или, если те же иероглифы читать в северокитайском произношении, "чаосяньцзу" (조선족 / 朝鮮族). Они активно ездят в Корею на заработки, и сейчас их в Корее 680 тысяч. На втором месте после Китая, но с огромным отрывом, идёт Вьетнам – вьетнамцев насчитывается 170 тысяч. На третьем месте, неожиданно, оказался Таиланд, тайцев в Корее насчитали 153 тысячи, а на четвёртом месте находятся США – американцев 143 тысячи, но среди них много этнических корейцев, граждан США.

На пятом месте неожиданно оказался Узбекистан, 63 тысячи человек (почти поголовно – гастарбайтеры). Далее, в порядке убывания, следуют Филиппины, Япония, Камбоджа, Монголия, Индонезия, и, наконец, Россия, которая находится на 11 месте в списке. Всего граждан РФ в Южной Корее сейчас проживает 45 тысяч. Это заметное увеличение по сравнению с предшествующими годами: много лет, примерно с 2005 года, число россиян в Корее колебалось около отметки 10-11 тысяч. Тенденция к росту – и быстрому – наметилась только после 2014 года. Полагаю, что дело тут в экономической ситуации и изменении курса рубля. В последние годы в Корее опять появились российские гастарбайтеры, которых тут не было в "жирные нулевые" (из районов Сибири и Дальнего Востока, в основном).

Из других постсоветских стран в "первую двадцатку" попал ещё Казахстан. Казахстан находится на 17-м месте, 22 тысячи человек.

Так что, если учесть и не попавшие в двадцатку страны, получается, что выходцев из бывшего СССР сейчас в Корее примерно 140-150 тысяч человек, или где-то 7% всех иностранцев, находящихся в стране.

особый подвид безработицы

Наступила осень и недавние выпускники корейских университетов приступили в занятию, которое в последние годы вызывает у них все больше беспокойства – поиском работы. В этом году ситуация с поиском работы в Корее выглядит очень не слишком благополучно – по крайней мере постольку, поскольку речь идет о тех видах работы, о которых мечтают обладатели престижных университетских дипломов.

Экономическая ситуация сейчас несколько ухудшилась, так что многие из крупных корейских фирм сократили количество вакансий для новых работников. В частности сообщается, что Samsung Electronics впервые c 2008 года решил сократить набор новых сотрудников. Подобные решения приняли и некоторые иные южнокорейские фирмы.

Вдобавок, всё более заметным в Южной Корее становится явление – люди, которые потерпели неудачу при устройстве на престижную работу, но решили еще раз попытать счастья. В этом году, по данным корейских аналитиков, количество таких повторных кандидатов практически сравнялось с количеством свежих выпускников – их на рынке труда сейчас 470 тысяч, а выпускников университетов – 480 тысяч. Поэтому не следует удивляться тому обстоятельству, что в некоторых крупных фирмах на одно место подано от 50 до 100 заявлений.

Эта ситуация с работой вызывает у молодых корейцев раздражение. Во многом недовольство среди выпускников вузов становится политическим фактором, ведь недавние выпускники вузов относятся к самой активной части страны. В корейской печати часто можно часто услышать сетования о том, что ситуация с трудоустройством в стране является чуть ли не катастрофической.

Для тех, кто знаком со статистикой, эти жалобы выглядят весьма странно: уровень безработицы в стране составляет примерно 2,7%. По сравнению с другими развитыми странами, где этот показатель колеблется между 5% и 10%, можно сказать, что безработицы в Южной Корее нет вообще. Неплохо обстоят дела и с молодёжной безработицей: в Корее в 2012 году она составляла 8% - против 24% в Швеции и 21% в Великобритании (не говоря уж об Испании, где это показатель приближается к 45%).

Collapse )

много ли наших в городе?

Посмотрел самую свежую (апрельскую этого года) статистику по числу иностранцев, опубликованную на сайте Иммиграционного управления – точнее, в выкладываемом ими ежемесячнике. Итак, в апреле 2014 года в Южной Корее находилось 1,64 млн. (точнее, 1.637.909) иностранцев, из которых 185 тыс. составляли нелегалы (далее цифры обычно округляю до тысяч).

Это – заметный рост, в апреле прошлого года иностранцев было 1,49 млн. – увеличилось их число почти на 10%.

По странам разбивка такая. На первом месте, и с большим отрывом, стоит Китай – 833 тыс. человек (из них 539 тыс. – этнические корейцы, которые, хотя и являются гражданами КНР, в корейской статистике учитываются отдельно). Большинство китайцев – гастарбайтеры.

На втором месте США, 142 тыс., значительную часть которых тоже составляют этнические корейцы.

На третьем – Вьетнам, 123 тыс., гастарбайтеры и сельские жёны по выписке. Дальше – Таиланд (56 тыс.), Филиппины (49 тыс.), Узбекистан (42 тыс.) и Индонезия (39 тыс.). Публика пёстрая, но в основном – тоже гастарбайтеры. Япония, в прошлом году занимавшая четвёртое место, оказалась сдвинутой на восьмое, японцев сейчас 38 тыс. (сильное сокращение по сравнению с прошлым годом, когда их было 45 тыс.).

Кроме Узбекистана, из постсоветских стран в списке 23 стран, граждане которых наиболее представлены в РК, присутствует только Россия. Граждан РФ – 14.842, включая 1.065 нелегалов.

размахнись, рука дающего

Из Северной Кореи пришли новости воистину неожиданные – воистину неожиданные даже для меня, хотя, казалось бы,  за 30 лет работы с этой страной давно было бы пора научиться не удивляться ровным счетом ничему. На этот раз речь идет о повышении зарплат на экспортных предприятиях. Стало известно, что на Мусанском руднике (крупнейший железно рудный рудник в Азии), а также на металлургическом заводе имени Ким Чхэка, равно как и на ряде других предприятий, продукция которых идет на экспорт, в прошлом месяце были выплачены зарплаты в 250-350 тысяч СК вон. До этого зарплаты там составляли 3-6 тысяч СК вон. Иначе говоря, имело место неожиданное повышение зарплат в пятьдесят-сто раз.

Неясно, какие именно предприятия были затронуты этим повышением. Похоже, что зарплаты были повышены в тех организациях и предприятиях, которые работают непосредственно на экспорт (экспорт, конечно, в Китай). Скорее всего, подразумевается, что новые зарплаты будут выплачиваться (или уже выплачиваются) администрацией за счёт  экспортной валютной выручки.

Объективно говоря, 300 тысяч СК вон не такие уж и большие деньги, примерно 30-40 долларов по рыночному курсу, однако по северокорейским меркам – это огромная сумма. Работники этих привилегированных предприятий впервые за 20 лет получили зарплату, на которую реально можно физически жить. С середины 90-х годов в Северной Корее молчаливо подразумевалось, что официальной зарплаты в принципе недостаточно даже для физического выживания. На протяжении этих двух десятилетий большинство корейцев, занятых в государственном секторе, знало, что их всей месячной официальной зарплаты может хватить на пару килограмм риса, в лучшем случае. Правда, на привилегированных предприятиях к зарплате полагалось еще и карточное снабжение, практически бесплатное. Однако карточки получали только привилегированные работники, в основном сотрудники административного аппарата и силовики, а также рабочие военных предприятий. Для большинства было совершенно очевидно, что выживать можно, лишь дополняя официальные доходы доходами черного рынка.

Строго говоря, это не первое и даже не второе резкое повышение зарплат. В Северной Корее зарплаты принято повышать резко (не в 2 раза и даже не в 5 и 10 раз, а сразу в 100 или около того). Примерно в 25 раз одномоментно повышались зарплаты в ходе реформы 2002 года. Ровно в 100 раз были повышены все официальные зарплаты в ходе денежной реформы 2009 года.

Это повышение зарплат, равно как и вроде бы начинающиеся реформы в сельском хозяйстве (семейный подряд, часть урожая крестьянам и прочие шаги в стиле Китая конца семидесятых) показывают, что северокорейское руководство сейчас намерено начинать какие-то перемены, что в Пхеньяне собираются перестраивать экономику. В целом, это намерение можно только приветствовать, однако именно это повышение зарплат представляется делом крайне проблематичным.

Collapse )

от аванса до получки

Когда заходит речь о жизни в той или иной стране, рано или поздно встаёт вопрос о том, какая там зарплата и каковы средние доходы вообще, сколько зарабатывает человек обычный, а сколько – человек богатый. Разумеется, звучат такие вопросы и тогда, когда заходит речь о Северной Корее. Однако в случае с КНДР ответить на них сложнее, чем может показаться на первый взгляд.

C одной стороны, вполне можно ответить на этот вопрос формально: с конца 1960-х годов и до реформы 2002 года средняя зарплата в Северной Корее выросла с примерно 50 до примерно 100 северокорейских вон, а после реформы 2002 г. зарплаты увеличились в несколько десятков раз, и сейчас укладываются в диапазон от 1.500 до 6.000 вон (как и в  России, зарплаты в Корее считают по месяцам). Однако этот ответ – формально вполне правильный – не значит ничего: и в Северной Корее 1960-1990-х годов, то есть времён Ким Ир Сена, и в Северной Корее наших дней номинальная зарплата почти не отражает реальный уровень доходов.


Collapse )

полная тачка пайков

Карточная система в Северной Корее была введена в 1946 г., а с 1957 г. в стране частную торговлю зерновыми полностью запретили. C тех пор главным источником калорий для подавляющего большинства северокорейцев стала карточная система, которая к 1970-х годам была практически всеобъемлющей. С шестидесятых и до середины девяностых почти всё продовольствие и товары повседневного спроса в КНДР распределялись по карточкам и ордерам. Карточная система рухнула в середине 1990-х, во время массовых голодовок, и попытки её восстановить, предпринятые в последние годы, привели лишь к частичному успеху. Сейчас карточки отоваривают рабочим военных предприятий и предприятий особой важности, части чиновничества и силовиков, а также жителям Пхеньяна. Впрочем, даже эти привилегированные группы не всегда получают полный паёк.

В отношении северокорейцев к карточной системе есть одна интересная особенность. В старые времена в Советском Союзе и других странах, которым иногда приходилось прибегать к карточной системе, введение карточек рассматривалось как временная мера, как признак чрезвычайной ситуации. Подразумевалось, что при первой же возможности от карточной системы следует отказаться, чтобы вернуться к более традиционным формам снабжения населения через традиционную розничную торговлю. В Северной Корее, где всеобъемлющая карточная система просуществовала без малого четыре десятилетия, установка у большинства населения (за исключением, пожалуй, молодёжи) совершенно другая: карточная система – это норма, а вот её отсутствие как раз является признаком глубокого неблагополучия.

Collapse )

бутылкой больше, бутылкой меньше...

М-да, кажется, проспорил я бутылку «Мачжуана» (это вино такое, белое, полусладкое). Проспорил её господину С., умнейшему мужику и большому знатоку СК дел. В начале января мы с ним поспорили (вяло – уверенности в моей правоте у меня не было) на тему будущих СК рыночных цен на рис. Господин С. считал, что эти цены, которые в ноябре 2009 года в ходе денежной реформы были понижены  в 100 раз, с ~ 2000 вон «старыми» до ~ 20 вон «новыми» (за 1 кг), вернутся на старый уровень к лету. Я же тогда наивно считал, что у северокорейского правительства есть какие-то аварийные планы, что они хоть что-то просчитали, когда принимали решение об увеличении зарплат в 100 раз (точнее, они заявили, что зарплаты будут выплачиваться в прежних размерах, а вот все цены понизятся в связи с деноминацией в 100 раз). Посему, не очень уверено сказал я тогда, такого конфуза они там не допустят и цены стабилизируются на 1000 вон за кг от силы.

Теперь кажется, что даже господин С. был тогда слишком осторожен в своих прогнозах. Цены в последнюю неделю опять рвутся вверх. Механизм понятен – в конце каждого месяца выплачивают зарплаты (новые, в сто раз выше прежних), и в начале следующего месяца очередное цунами свежей налички обрушивается на рынок - с предсказуемым инфляционным результатом. Последние ценовые новости – 1300-1500 вон за 1 кг риса «новыми». В 60-75 раз выше, чем три месяца назад. Всё остальное, включая курс доллара, растёт примерно в тех же пропорциях. Возникает сомнение, смогут ли они удержать цены на уровне дореформенных, или цены уйдут вообще куда-то к уровню в 3-4 тысячи вон? 

Кто и зачем навязал это решение об увеличении зарплат, которое не только сорвало денежную реформы, но и дестабилизировало финансовое обращение в стране?! Ведь с 2005 г. инфляция была очень умеренной и под контролем, а теперь полетело-понеслось. Это выглядит особенно странно, если учесть, что в 2003-2004 гг. северокорейское экономическое и финансовое руководство, состав которого с тех пор особо не изменился, сумело справиться со вспышкой гиперинфляции и в целом стабилизировать финансовую ситуацию. Значит, они там, конечно, не Эрхарды и и не Сокольниковы, но всё-таки кое-что понимают. И тут своими руками запускают гиперинфляцию, с которой им бороться и бороться (о политических последствиях я не говорю - а последствия эти тоже могут оказаться серьёзными).

Для себя уверен (хотя никаких доказательств тому пока нет), что без вмешательства Полководца не обошлось. Возможно, и старички-генералы к делу руку приложили. Посмотрел Полководец на проект реформы (ИМХО, изначально там был предложен вполне нормальный проект стандартной конфискационной реформы) и решил, так сказать, облагодетельствовать своих особо преданных подданных (тех, что не поддались рыночным соблазнам) и увеличить привлекательность госсектора. Решил, что если он нарисует на бумаге им зарплату в 100 раз выше, их доходы и увеличатся. Понятно, что бабушка, торгующая соевым творогом, или даже работяга хамхынский думают, что именно так, путём рисования дополнительных нулей в ведомости, доходы и увеличиваются. Отчасти понятно, что так думает генерал - ему по должности положено быть дубом во всём, что не касается танчиков. Но политический руководитель... Решил облагодетельствовать народ.

Ну вот, и облагодетельствовал. М-да, инсульт, однако... Или просто где-нибудь году в 1961 не надо было так активно пользоваться папиным статусом и прогуливать лекции по политэкономии?

за что мне нравится Корея

Как бы в продолжение этого поста годовой давности.

На днях случилась у меня дома неприятность. Мать дома на ровном месте споткнулась и, как выяснилось, сломала кость стопы. Ничего особо серьёзного, но – больница, гипс и всё прочее. А по ситуации её надо будет из дома несколько раз вытаскивать. Отвёз её, загипсованную, на стоянку на больничном кресле-каталке, погрузил в машину и пошёл означенное кресло сдавать. Вижу в справочной двух мужиков, которые не имеют не малейшего представления о том, кто я такой и откуда возник с больничным креслом в руках (больница университетская и огромная). Я и спрашиваю их:

«А где можно  взять в аренду кресло-каталку, на две недели?»

«У нас и возьмите. Давайте паспорт или вид на жительство. Оставите его у нас в залог, и  забирайте кресло.»

«Не получается. Мне на той неделе лететь в командировку за границу. Без паспорта меня из Кореи не выпустят, а без вида на жительство – обратно не впустят. А можно под денежный залог?»

«Ну, раз так – не надо никакого залога, просто берите. Напишите здесь на бумажке Ваш телефон – и забирайте. Если через две недели будет нужно – позвоните нам. Не нужно будет - привозите»

При этом никто из них даже не озаботился тем, чтобы взглянуть на мои документы или, там, проверить номер телефона. Нужно человеку взять кресло (долларов 300, думаю, стоит сей дивайс) – ну, и пусть берёт. Он же сказал, что вернёт…
 
Между прочим, между этим и корейскими экономическими супер-пупер успехами есть связь. И прямая.

ястребы сгущаются

Был в Пекине, но по обстоятельствам к китайскими делам почти не имел отношения. Мало кого видел, мало с кем говорил. Однако кое с кем знающим всё-таки поговорил.

Правительство китайское сильно боится. В промышленных районах Юга (вокруг Шанхая и Гуанчжоу) пошли сильные сокращения, и это  - только начало. Ничего похожего последэновский Китай -  выкрашенная в красный цвет ультракапиталистическая "диктатура развития" - ещё не видел. Нет американских и прочих западных заказов, и останавливаются фабрики, работающие в основном на экспорт. Пока уволенные более или менее спокойно едут домой, заниматься тем же, чем занимались их предки последние пару тысячелетий - то есть сажать рис. Однако демографическая ёмкость деревни ограничена, да и воспринимается это уволенными как серьёзный удар, как крах надежд на городскую карьеру (пусть и скромную - гастарбайтеры во всём мире имеют весьма ограниченные ожидания). В скором времени удар будет нанесён по тем регионам, в которых гастарбайтерам-мигрантам ехать, по сути, некуда. Кроме того, начнёт валиться и мелкий бизнес. Правительство этого очень боится, так как уволенные рабочие и разорившиеся мелкие предприниматели и не имеющие шансов найти работу студенты  легко могут стать питательной силой для массового бунта под любыми лозунгами - от неомаоистских до либерально-демократических (и совсем уж причудливых, в духе буддистских и прочих мистических сект, сторонники которых, между прочим, на протяжении последних двух тысяч лет скинули три вполне серьёзные династии).