Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

куряне — сведомы кмети, как известно...

В последнее время в российском кореведении появилась новая (для корееведения) фигура - Игорь Николаевич Селиванов. Строго говоря, И.Н.Селиванов не «кореевед» в обычном смысле этого слова, а историк-международник, который делами Кореи стал заниматься не так давно, будучи по основной облати своих интересов историком советской внешней политики. Результатом его работы последнего времени стали первоклассные публикации, основанные на изучении материалов российских архивов. Когда-то, лет 15-20 назад, я и сам этим активно занимался, но давно уже перешёл к другой проблематике, а за эти годы для исследователей стали доступными новые важные материалы, и именно эти материалы активнейшим образом сейчас разрабатывает И.Н.Селиванов.

А пишу я это вот почему. Узнал я только что, что Селиванов и его коллеги из Курска задумали очень хорошее дело (и сделают они его, полагаю, лучше, чем кто-либо я сам собирался много лет, но времени и пороху не хватило). Они хотят подготовить сборник, посвящённый тем советским корейцам, которых Советское правительство направило на работу в КНДР в 1940-е гг. Я об этих людях писал (см. здесь – но учтите, что в ближайшее время по результатам работы И.Н. Селиванова в содержание того, что там написано, наверняка придётся вносить и важные дополнения, и серьёзные исправления).

В этой связи я помещаю у себя в ЖЖ текст объявления, который распространяют по Сети курские коллеги – и попросить, всех, у кого есть соответствующая информация, на это объявление откликнуться (а также – при любой возможности распространять текст дальше, в первую очередь, на сайтах, где могут появляться те, кто нужен курским коллегам). Адрес есть в тексте.

***
ЧИТАТЬ И ПОСТИТЬ!
Уважаемые посетители сайта!

В октябре 2016 года исполняется 70 лет с момента принятия руководством СССР решения о командировании в Северную Корею первой группы советских граждан корейской национальности для помощи в строительстве нового государства. Научно-учебный Центр и исторический факультет Курского государственного университета планируют к этой дате подготовить специальный сборник и памятный буклет, в которые будут включены биографические материалы, документы и фотографии об их пребывании в Северной Корее и жизни в Советском Союзе, а также воспоминания родственников.

Если у вас есть интересные материалы, и вы хотели бы принять участие в данном проекте, ждем откликов по электронному адресу: istfakkgu@yandex.ru (c пометкой: «для проекта Советские корейцы в КНДР»).

С уважением, координаторы проекта

Руководитель Центра, декан исторического факультета Курского государственного университета, профессор, доктор исторических наук, Ирина Александровна Конорева

Заведующий кафедрой всеобщей истории, Курского государственного университета, профессор, доктор исторических наук, Игорь Николаевич Селиванов

***

И дальше от себя добавлю: об этих людях надо писать сейчас. Почти все они уже мертвы, скоро уйдут из жизни и их дети. Судьба их личных архивов может оказаться печальной - не говоря уж о судьбе семейных преданий. Эти люди сыграли гигантскую роль в корейской истории, но сейчас политико-культурная ситуация сложилась таким образом, что всем (кроме нас) выгодно о них просто забыть. Власти КНДР вычеркнули их из истории, ибо они для Ким Ир Сена являлись опасными чужаками, проводниками иностранного, советского влияния (при том, что многое из того, что в КНДР приписывается Кимам, в действительности сделали именно советские корейцы). Левые южнокорейские националисты не хотят помнить этих людей потому, что им тоже сейчас политически выгодно замалчивать ту роль, которую СССР играл в Северной Корее в 1945-1955 гг. Кроме того, южнокорейские историки в целом, вне зависимости от своей политической направленности, вообще не слишком интересуются этими людьми – главное внимание в Сеуле привлекают те персонажи северокорейской истории, которые так или иначе связаны с нынешней Южной Кореей.

В общем, помогите учёным из Курска. Если не мы, то больше никто. Если не сейчас, то больше никогда.

из Москвы пишут

В развитие вчерашнего постинга о беженцах и их проблемах. ИМХО, лучшим фильмом о беженцах является "Кроссинг" ("Переправа"). Фильм хороший и на редкость точно отражает ситуацию. Интересен он и тем, что всерьёз о Северной Корее на Юге фильмов не снимают. Есть несколько шпионских триллеров-стрелялок, да пара-другая комедий, где из, в общем-то, крайне невесёлой ситуации пытаются выжать смехуёчки (иногда, впрочем, удачно). На этом фоне "Переправа" резко выделяется.

Так вот, дали мне знать, что к фильму один хороший человек сделал русские субтитры, а потом  выложил его в сети. По адресу

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3111921

О чём и сообщаю всем интересующимся.

из подпольных собраний и песен далёких времён

С интересом почитал статью о подпольных «группах учёбы» (학습조 / 學習組), которые под эгидой Чхонрёна (пропхеньянской организации этнических корейцев Японии) действуют в Японии – и вспомнил о делах 1960-х годов, когда северокорейские спецслужбы попытались создать такую же нелегальную сеть на Сахалине. Теперь мне стало понятно то характерное выражение, которое появлялось на лицах пожилых советских дипломатов, спецслужбистов и партработников, когда в разговорах упоминались эти самые «группы учёбы» на Сахалине.

К 1960 г. на территории Сахалина находилось около 30 тыс. корейцев, большинство которых являлось лицами без гражданства. В своём большинстве  они были ввезены на Южный Сахалин японским властями в 1935-1945 гг., но многие приехали из Северной Кореи по найму в 1946-1949 гг. (найм проводила советская военная администрация по заданию Москвы, чтобы справиться с крайним дефицитом рабочих рук на Дальнем Востоке). Именно среди этих корейцев в конце 1950-х гг. стали активно работать северокорейские спецслужбы. Их цель была очевидна - повторить японский успех, создать в СССР закрытую и контролируемую Пхеньяном структуру, своего рода "государство в государстве". В Японии такой структурой стал Чхонрён, который объединил тех японских корейцев, которые поначалу выбрали гражданство КНДР.

Основой планировавшейся чхонрёновидной структуры на Сахалине и должны были стать те самые «группы учёбы», которые и поныне действуют внутри Чхонрёна, но включают в себя только небольшую часть его членов. Формально эти группы предназначены для изучения идей Вождя (с середины шестидесятых именуемых идеями Чучхе), но на практике и в Японии, и на Сахалине они носили нелегально конспиративный характер и включали в себя лишь наиболее убеждённых пропхеньянских активистов. В Японии  о своём членстве в такой группе не полагается говорить даже членам семьи. «Группы учёбы» копировали организационную структуру ТПК, и фактически являлись не чем иным, как нелегальной партийной организацией, чучхейским подпольем в самом буквальном смысле слова. Основные их задачи – воспитание корейской общины в духе верности пхеньянскому руководству и лично Ким Ир Сену, сбор разведывательной информации, в основном – технического и экономического характера. В своё время занимались они и тем, что агитировали корейцев "ехать на родину строить социализм".

Однако на Сахалине из этой попытки ничего не вышло. Поначалу группы были созданы, и агитация за выезд развернулась достаточно широко (тем более, что советские власти против выезда лиц без гражданства особо не возражали). Порядка трёх тысяч человек действительно выехало в КНДР на рубеже 1950-х и 1960-х гг. Однако скоро ретивость северокорейских товарищей в создании нелегальных и полулегальных структур на советской территории привлекла внимание тех, кому такими структурами полагалось интересоваться по долгу службы, Подобный поворот событий был особенно неприемлимым в свете того быстрого ухудшения советско-корейских отношений, которое началось в конце 1950-х гг. и достигло пика в середине 1960-х гг. В КНДР тогда в массовом порядке начали сажать за просоветские симпатии, а "Правда" и "Нодон синмун" некоторое время ругались вполне открыто (от открытой полемики отказались в середине 1960-х, но отношения Москвы и Пхеньяна оставались крайне натянутыми вплоть до распада СССР -  достаточно сказать, что Брежнев Ким Ир Сена тихо ненавидел, а северокорейских эмигрантов принимали в СССР по инициативе ни кого нибудь, а Андропова).
 
На Сахалине КГБ ситуацию взял под контроль достаточно быстро. Вскоре, впрочем, надобность в оперативных мероприятиях отпала: в отличие от корейцев Японии, корейцы Сахалина не слишком покупались на официальную пхеньянскую пропаганду (тут сказывался, полагаю, опыт жизни в СССР), и умели читать между строк, так что к середине 1960-х их отношение к КНДР стало однозначно негативным. Немалую роль в этом сыграли и рассказы тех немногих беглецов, которым в 1960-е гг. удалось бежать из КНДР в СССР и получить у советских властей политическое убежище (несколько человек поселилось на Сахалине), и передававшиеся с редкими надёжными окказиями письма тех, кому обратно выбраться уже не удалось. Негативным это отношение, кстати, остаётся и поныне, в чём я недавно сам убедился, побывав на Сахалине  (вообще говоря, более единодушно-негативного отношения к КНДР я не видел ни в одной корейской общине). Так что  - не вышло.

А вообще – интересный эпизод, как и вообще вся история северокорейского шпионажа, государственной контрабанды и незаконной экономической дятельности разведдеятельности на территории СССР (коя история, полагаю, будет написана со временем, лет эдак через пятьдесят).

а мы? "за", мы, конечно же, "за""

Итак, МИД России заявил, что в целом поддерживает новую дипломатическую идею Ли Мён-бака. Идея эта сводится  к тому, что Шестисторонние переговоры следует продолжать, хотя Северная Корея от участия в них отказалась «навсегда». Представитель российского МИДа заявил, что идея ему в общем нравится, но в перспективе туда должна вернуться и КНДР.

Что же, грамотно, правильно и предсказуемо. Дело тут в том, что из всех участников Шестисторонних переговоров, Россия – самая слабая сторона. Связано это отчасти с объективной слабостью влияния России на северокорейские дела, а отчасти – с субъективным нежеланием тратить сколь-либо заметные деньги и ресурсы на увеличение этого влияния (может, и правильным нежеланием – хотя при желании кое-что можно было бы сделать и за небольшие деньги).  Таким образом, только многосторонний формат переговоров даёт России надежду на то, что у неё будет хоть какой-то голос и хоть какая-то возможность влиять на происходящие вокруг Северной Кореи процессы. По большому счёту, шестисторонка – большое везение России, и хоронить её Москва не хочет. Если Шестисторонним переговорам настанет полный каюк, то есть немалая вероятность того, что России уже не будет среди участников новых переговоров по северокорейскому вопросу, которые  рано или поздно начнутся (говорить будут – куда деваться-то?). Так что поддержать инициативу Москве надо – причём поддержать, оговорившись при этом про Пхеньян. С одной стороны, не злить и не раздражать северокорейских товарищей, а с другой – переговоры о судьбе Северной Кореи без её участия представляются я идеей несколько странной. Идеал - постепенное возвращение к прежнему формату, который позволял России влиять на ситуацию (или хотя бы её отслеживать), не идя при этом на заметные траты и не особенно напрягаясь.  Кстати, вероятность именно такого поворота событий довольно велика.

как руке Москвы пролезть в Пхеньян

 Эх, давненько я не брал в руки шашку. Точнее, не выкладывал линки на свои публикации - хотя таковых у меня выходит просто море. 

Сегодня - большое интервью "Российской газете". Представился случай изложить точку зрения на то, что Москва должна делать в Северной Корее - причём именно с точки зрения защиты и продвижения российских интересов (что. естественно, является первейшей обязанностью правительства любой страны). Читайте.

http://www.rg.ru/2008/06/30/kndr-lankov-anons.html