Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Это душевно….

Читаю учебник по истории ТПК издания 2017 года (조선로동당력사/ 평양:  조선로동당출판사, 2017). Дошёл до раздела по освобождению Кореи в августе 1945 года. Там есть шесть страниц, на которых рассказывается, как бойцы кимирсеновской Корейской Народно-революционной Армии разгромили японцев и освободили страну, везде высаживая десанты и обращая японскую армию в бегство.

В действительности, конечно, никакой Корейской Народно-революционной Армии не существовало, а Ким Ир Сен и его бойцы провели весь август 1945 года там, где им и полагалось быть – под Хабаровском, в расположении 88-й отдельной бригады Красной Армии, в которой капитан Красной Армии Ким Ир Сен тогда командовал батальоном. Впрочем, если бы они и приняли участие в боях (они не приняли, потому что приказа не было), учитывая общую численность 1-го (корейского) батальона в 130-140 человек, есть некоторые сомнения в том, справились ли бы они с Квантунской армией. При этом, разумеется, в учебнике рассказывается, что Ким Ир Сен руководил огромной армией и на равных «обсуждал планы операций с командованием советского Дальневосточного фронта».

Читал я, читал, и на страницах 139-140 я увидел шедевральную фразу, которая блестяще передает пафос всей главы, и которой просто не могу не поделиться с читателями этого блога.

Там сказано: «15 августа 1945 года о безоговорочной капитуляции объявил японский империализм, по которому решающий удар нанесло всенародное и повсеместное активное сопротивление нашего народа, а также мощные удары Корейской Народно-революционной Армии и участвовавшей в операциях против Японии Советской Армии». ("조선인민학명군과 '대일작전에 참가한 쏘련군대의 맹렬한 공격,전국도처에서 벌어진 우리 인민의 적극적인 전민항쟁에 의하여 결정적인 타격을 받은 일제는 1945년 8월 15일 무조건항복을 선언하였다." 조선로동당력사/ 형양:  조선로동당출판사, 2017, 139-140).

Итак, всё ясно: Японская империя рухнула под ударами Корейской Народно-революционной Армии при некоторой помощи «участвовавшей в операциях против Японии Советской Армии» - типа "русские просто рядом постояли, пока мы тут японцев по стенке размазывали".

Весь текст этому вполне соответствует. Описание операций Корейской Народно-революционной Армии (повторяю, и армии этой не существовало, и бойцы Ким Ир Сена в боях не участвовали полностью, то есть совсем) занимает стр. 136-141, то есть шесть страниц. Там описываются операции (мифических) корейских формирований в разных частях страны. Во всём тексте, состоящем из перечисления боёв и описаний обращённых в бегство японцев, Советская Армия и СССР упоминаются пять раз, причём иммеет смысл упомянуть, в каком контексте. Один раз упоминается, что перед началом боевых действий Ким Ир Сен встретился с командованием Дальневосточного фронта и обсудил план совместных операций. Второй раз упоминается, что на тактическом уровне части КНРА согласовывали свои действия с частями «участвовавшей в операциях против Японии Советской Армии» (такая же формулировка, которая, похоже, сейчас является стандартной формулой для описания роли СССР в победе над Японией). В третий и четвёртый раз сообщается, что корейские части установили контроль над портом Рачжин и «некоторыми районами провинции Южная Хамгён» до высадки советских войск, которые, как подразумевается, просто вошли в районы, уже очищенные от противника доблестными корейскими силами. Пятое упоминание Советской Армии приводится выше.

Впрочем, упоминание того, что русские рядом постояли «участвовавшей в операциях против Японии Советской Армии» в вузовском учебнике Истории ТПК – ещё пример объективности. В школьном учебнике несколько лет назад наших вообще не упоминали (сейчас – не знаю, последних изданий под рукой просто нет).

Чем интересна северокорейская история современности – чистая фэнтэзи. Написано не то, что было, а то, что хотелось бы, чтобы было – без малейшей озабоченности тем, как там обстояли дела на деле. Ким Ир Сену и его людям хотелось, чтобы они своими силами побили и разогнали японцев - вот они и написали, что они японцев побили и разогнали своими силами. Хотелось им, чтобы они были не просто офицерами младшего или среднего уровня в чужих армиях (сначала - китайской, потом - советской), а командовали полками и дивизиями своей национальной армии, разговаривая с российскими и китайскими генералами и маршалами как равные союзники с равными союзниками - вот они и написали про то, как командовали и разговаривали. Конечно, тут играет роль не только прожитие мечт, но и политические соображения, создание той версии истории, которая выгодна тем, кто правит, и которая представляет их безупречными национальными лидерами и героями. Однако мечты тоже, полагаю, свою роль сыграли....

ЦК КПСС своевременно предупрежают о мелкобуржуазной сущности кимирсенизма

Посол Криулин докладывает в ЦК КПСС:

«Большинство нынешних корейских руководителей (включая и Ким Ир Сена) не имеют серьезной теоретической подготовки. Это главным образом лица, принимавшие участие в антияпонских партизанских отрядах, базировавшихся в северной Маньчжурии. Отсутствие должной теоретической подготовки у многих кадров и научной истории революционной борьбы приводит корейских руководителей к мелкобуржуазной фразеологии, стихийности, анархизму и в ряде случаев – к сочинению собственной надуманной революционной истории.»

«Об отношении Трудовой Партии Кореи к марксизму-ленинизму» (Политическое письмо посольства СССР). Секретно. 12 декабря 1974 года. Исходящий номер 356. Пописано послом Криулиным.

史曰: Посол Криулин, как видно из подготовленных им документов, был мужик умный (неожиданно даже - я о нём раньше мало знал). Однако в данном случае он был неправ: северокорейское руководство, действуя вполне рационально, нарисовало именно такую версию истории, которая только им и следовало предъявлять собственному простонародью. И оно сработало. А то, что половины исторических событий, которые изучаются северокорейскими школьниками, в действительности никогда не происходило и, часто, даже и происходить не могло - так кого это обстоятельство волнует? Пропагандистская целесообразность, однако.

КГБ СССР против КНДР

«Корейское посольство в СССР пытается распространять свои пропагандистские материалы, в которых отражаются «особые» взгляды корейского руководства, устанавливать контакты с советскими организациями и отдельными гражданами. Однако соответствующие органы СССР ограничивают нежелательную для нас деятельность корейских дипломатов, не допускают действий, выходящих за рамки взаимности, установленных правил и общепринятой практики.»

Запись беседы заместителя заведующего Первым Дальневосточным отделом МИД СССР М.Басманова с советником посольства ЧССР в СССР О Шигутом. Секретно. 25 апреля 1975 года. Исходящий номер 178-1дв.

Как легко догадаться, Шигут пришёл поинтересоваться, что им там в Праге делать с буйной чучхейской пропагандой.

вы там понимаете, что здесь творится-то?

Совпосольство в 1975 году несколько корявым русским языком объясняет Центру, почему с распространением советской литературы (одна из обязанностей посольства) в КНДР как-то ничего не получается:
.
«Как известно, уставные и прочие положения внутри ТПК запрещают трудящимся страны вступать в контакты с иностранцами, брать и знакомиться с иностранной литературой, в особенности общественно-политической. Боязнь навлечь на себя те или иные последствия сдерживает корейских товарищей принимать от иностранцев даже научно-техническую литературу, столь необходимую для них»

«Об условиях и эффективности печатной пропаганды на КНДР». Записка посольства СССР в КНДР. 23 мая 1975 года. Секретно. Исходящий номер 122.

особенности советско-корейской дружбы (и северокорейской педагогики) в эпоху развитого кимирсенизма

"Ли Т.И. (советская кореянка с Камчатки, жена северокорейского рабочего, и одна из немногочисленных советских жён, которые ещё оставались в КНДР на 1972 г. - А.Л.) так же сообщила, что к ее детям плохо относятся, постоянно дразнят «русский». Однажды ее сын читал в классе одно из произведений Горького на корейском языке. Это заметил учитель. От отобрал книгу, ударил мальчика и сказал, что его голова забита ревизионизмом."
Запись беседы с гражданкой СССР, простоянно проживающей КНДР Ли Татьяной Ивановной. 1 декабря 1972 года. Беседу вела референт-стажер Посольства СССР в КНДР Л.В.Волкова. Консульский отдел Посольства СССР. Секретно. Исходящий комер 325.

бойцы вспоминают минувшие дни...

На просторах Сети попалось интересное - один абзац из воспоминаний полковника Александра Малашенка:

"С 1986 года я уже был контрразведчиком и пресекал деятельность спецслужб КНДР и Южной Кореи. Вспоминается такой случай. Одной из задач спецслужб КНДР была доставка на родину образцов техники и технологий. И вот специально в состав делегации корейцы включили художника, который, не имея возможности, конечно, увезти «объект», срисовал в порту Находка подъемный кран, и потом по его рисунку корейцы построили его у себя. Четыре года я занимался контрразведкой, причем хочу подчеркнуть, что в рамках законности. В то время, например, на лесозаготовках в Чегдомыне порой умирали корейцы, и их вывозили на родину в гробах. Причем гробов вывозили больше, чем корейцев. У нас были мысли, что в гробах вывозят не людей, были идеи вскрыть гробы. Но мы этого не сделали. Законность есть законность."(Отсюда: Чекистская история. Интервью с ветераном Управления ФСБ по Приморскому краю подполковником Александром Малашенком, Konkurent.ru, 21 декабря 2010 года)

Вообще, противостояние спецслужб СССР и КНДР - интереснейшая тема. В основном речь идёт о противостоянии советской контрразведки и северокорейской разведки. Время от времени сталкиваешься с отзвуками тех дел в самых неожиданных местах и обстоятельствах. Весёлые были дела - северокорейцы работали в СССР с наглостью дерзостью, которая их западным коллегам и не снилась, хотя цели у них были ограниченные (как я понимаю, три: технический шпионаж, контрабанда, влияние на этническую корейскую общину). Лет через пятьдесят всплывёт кое-что - увы, подозреваю, не всё. Хорошо бы с участниками, причём с обеих сторон, поговорить - ведь живы многие... Но это - мечта, увы...

весь Пхеньян только о Пугачёвой и говорил

Недавно пообщался с одним северокорейским эмигрантом, родители которого относились к наследственной высшей номенклатуре, но который сам пошёл, так сказать, "по линии культуры и искусства", и около 10 лет назад нелегально перебрался в Китай, а потом – и в Южную Корею. Интересный услышал я от него рассказ о гастролях Аллы Пугачёвой в Пхеньяне в 1989 (?) г. Гастроли эти, кстати, мой собеседник считает одним из двух-трёх эпохальных событий, изменивших северокорейскую эстраду. Он тогда сам был в зале и слушал Аллу Борисовну.

«Билеты продавались спекулянтами по 100 долларов! Вы представляете, что такое в Пхеньяне в конце восьмидесятых – 100 долларов? Это безумные деньги, на них целая семья могла жить несколько месяцев. Все мы ждали чуда, и увидели нечто потрясающее. Ну, сама музыка, мелодии. И звук – громкость казалось необычной, и создавал совсем особую атмосферу, к которой мы совсем не привыкли. И манера поведения на сцене – жесты, свободные движения. Всё это было и необычным, и ярким, и этому хотелось подражать. Уже на следующий день все в городе стали петь песни, которые звучали на концерте. Особенно «Миллион алых роз». Весь Пхеньян только о Пугачёвой и говорил – а уж на музыкантов впечатление этим концертом было произведено огромное»

Воспроизвожу близко к тексту, по записи.

Вообще на протяжении всей своей истории, даже в сталинские времена, именно Советский Союз и Россия были для КНДР основным источником новых, либеральных веяний в литературе и искусстве. Хорошо выразился по этому поводу чудом уцелевший (мать сумела вытащить в СССР) сын одного из крупнейших северокорейских поэтов и драматургов пятидесятых. Он сказал и о своем отце, поплатившемся свободой и жизнью за просоветские и пророссийские симпатии, и о его окружении: «Для них Парижем была Москва». Хорошо сказано.

хватай мешки, вокзал отходит

Последние месяцы стали временем массовых побегов северокорейских дипломатов, работников внешнеторговых организаций и чиновников средне-крупного калибра. В таких количествах они не бегали уже лет 60. Только что бежал советник-посланник из Лондона, известный в широких кругах своими красноречивыми речами о преимуществах социалистической чучхейской системы (а в узких кругах - весьма прозрачными намёками по поводу неэффективности оной системы). Перед ним бежал один из главных работников Комнаты 39, личной внешнеторговой фирмы Семьи.

Скорее всего, эти побеги - несколько запоздалая реакция на "дело Чан Сон-тхэка" и расстрелы генералов, ведь в таких количествах, как в последние 2-3 года, большое начальство в КНДР не стреляли уже тоже лет 60. При этом Высший Руководитель, кажется, не испытывает даже особого почтения к семьям и потомкам манчжурских партизан, которые с 1958-60 гг. составляли наследственную элиту страны и были практически неприкосновенными (расстреливать, как правило - нельзя, понижать в должности и высылать в деревню на трудовое перевоспитание - можно, но в большинстве случаев - с последующей реабилитацией и возвращением примерно на прежний уровень).

Конечно же, пошли опять разговоры о том, что "режим на грани краха". Я отношусь к этим разговорам скептически, ибо в страхе божьем Молодой Маршал держит элиту, причём самую её верхушку, а народ, равно как и нижне-средние слои элиты, включая новый бизнес, сейчас живёт по нашим меркам довольно погано, но всё равно лучше, чем вообще когда-либо жил, и посему связывает с новым Кимом немалые надежды на дальнейшее улучшение ситуации. Впрочем, любовь народная переменчива, как известно.

В связи с побегами посмотрел давно скопированные материалы архивов (АВП РФ и РГАСПИ) и написал небольшую статью для "Ленты" о том, как обстояли дела во время прошлой волны побегов, то есть в конце 1950-х. Тогда послы и министры бегали, конечно, в СССР и Китай, а не в Южную Корею и на Запад - в том числе и потому, что сами беглецы были вполне марксистами-ленинцами и осуждали Ким Ир Сена именно за то, что он был никак не марксистом классического извода.

В статье я, правда, сконцентрировался на самых драматических побегах, и не говорю, наприимер, о массовом возвращении/высылке просоветски настроенных партработников из числа советских корейцев (а там были весьма интересные эпизоды), или о делах на Сахалине.

И маленькое замечание: после редактуры и неизбежного сокращения текста стало не совсем ясно, что главную роль и решении принимать северокорейских  политэмигрантов сыграл Ю.В.Андропов, поддержанный А.А.Громыко и, похоже, М.А.Сусловым. Там в сокращённом тексте Андропов всплывает только раз, и не совсем понятно, почему именно к нему обращается (через совпосла) Ким Ир Сен.

В общем, читайте

куряне — сведомы кмети, как известно...

В последнее время в российском кореведении появилась новая (для корееведения) фигура - Игорь Николаевич Селиванов. Строго говоря, И.Н.Селиванов не «кореевед» в обычном смысле этого слова, а историк-международник, который делами Кореи стал заниматься не так давно, будучи по основной облати своих интересов историком советской внешней политики. Результатом его работы последнего времени стали первоклассные публикации, основанные на изучении материалов российских архивов. Когда-то, лет 15-20 назад, я и сам этим активно занимался, но давно уже перешёл к другой проблематике, а за эти годы для исследователей стали доступными новые важные материалы, и именно эти материалы активнейшим образом сейчас разрабатывает И.Н.Селиванов.

А пишу я это вот почему. Узнал я только что, что Селиванов и его коллеги из Курска задумали очень хорошее дело (и сделают они его, полагаю, лучше, чем кто-либо я сам собирался много лет, но времени и пороху не хватило). Они хотят подготовить сборник, посвящённый тем советским корейцам, которых Советское правительство направило на работу в КНДР в 1940-е гг. Я об этих людях писал (см. здесь – но учтите, что в ближайшее время по результатам работы И.Н. Селиванова в содержание того, что там написано, наверняка придётся вносить и важные дополнения, и серьёзные исправления).

В этой связи я помещаю у себя в ЖЖ текст объявления, который распространяют по Сети курские коллеги – и попросить, всех, у кого есть соответствующая информация, на это объявление откликнуться (а также – при любой возможности распространять текст дальше, в первую очередь, на сайтах, где могут появляться те, кто нужен курским коллегам). Адрес есть в тексте.

***
ЧИТАТЬ И ПОСТИТЬ!
Уважаемые посетители сайта!

В октябре 2016 года исполняется 70 лет с момента принятия руководством СССР решения о командировании в Северную Корею первой группы советских граждан корейской национальности для помощи в строительстве нового государства. Научно-учебный Центр и исторический факультет Курского государственного университета планируют к этой дате подготовить специальный сборник и памятный буклет, в которые будут включены биографические материалы, документы и фотографии об их пребывании в Северной Корее и жизни в Советском Союзе, а также воспоминания родственников.

Если у вас есть интересные материалы, и вы хотели бы принять участие в данном проекте, ждем откликов по электронному адресу: istfakkgu@yandex.ru (c пометкой: «для проекта Советские корейцы в КНДР»).

С уважением, координаторы проекта

Руководитель Центра, декан исторического факультета Курского государственного университета, профессор, доктор исторических наук, Ирина Александровна Конорева

Заведующий кафедрой всеобщей истории, Курского государственного университета, профессор, доктор исторических наук, Игорь Николаевич Селиванов

***

И дальше от себя добавлю: об этих людях надо писать сейчас. Почти все они уже мертвы, скоро уйдут из жизни и их дети. Судьба их личных архивов может оказаться печальной - не говоря уж о судьбе семейных преданий. Эти люди сыграли гигантскую роль в корейской истории, но сейчас политико-культурная ситуация сложилась таким образом, что всем (кроме нас) выгодно о них просто забыть. Власти КНДР вычеркнули их из истории, ибо они для Ким Ир Сена являлись опасными чужаками, проводниками иностранного, советского влияния (при том, что многое из того, что в КНДР приписывается Кимам, в действительности сделали именно советские корейцы). Левые южнокорейские националисты не хотят помнить этих людей потому, что им тоже сейчас политически выгодно замалчивать ту роль, которую СССР играл в Северной Корее в 1945-1955 гг. Кроме того, южнокорейские историки в целом, вне зависимости от своей политической направленности, вообще не слишком интересуются этими людьми – главное внимание в Сеуле привлекают те персонажи северокорейской истории, которые так или иначе связаны с нынешней Южной Кореей.

В общем, помогите учёным из Курска. Если не мы, то больше никто. Если не сейчас, то больше никогда.

читая архивные бумаги

Тем (очень немногим), кто это понимает, и это кому интересно.

Получается, причём почти однозначно, что идею сентябрьского (1956) чрезвычайного пленума ЦК ТПК не А.И.Микоян выдумал, и не Мао Цзэ-дун. Её, причём точно в таком виде, в каком она и была вскорости реализована, предложил никто иной как посол Ли Сан-чжо, в письме на имя Н.С.Хрущёва и А.И.Микояна от 3 сентября 1956 г. Только там о китайской составляющей не говорилось, её, видимо, действительно добавили по ходу дела Мао с Микояном, примерно 17 сентября.