?

Log in

No account? Create an account

tttkkk — экономика — LiveJournal

Aug. 20th, 2019

05:46 pm - а мы всё с соседями тряпки через забор швыряем...

Написал ещё раз, для "Профиля", о торговом конфликте между Японией и Южной Кореей. Читайте, кому интересно.

Mar. 24th, 2019

11:46 am - миллиардерки и олигарки (олигарши? олигаршихи?)

Если кто не заметил: Недавно в России появилась вторая женщина-миллиардер. Зовут её Татьяна Бакальчук, она – этническая кореянка, и свой миллиард она сделала сама, чем отличается от первой российской женщины-миллиардера, Елены Батуриной, которая, как известно, является женой бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова («казалось бы, при чём тут Лужков?» @Доренко). А вот как в Корее с миллиардершами? Впрочем, возможно, по новым феминистским правилам скоро их надо будет называть миллиардерками (попробую бежать впереди политкорректного паровоза - так их и буду называть)?

На конец 2018 года этих самых миллиардерок в Корее было пять, а всего в число 50 богатейших корейцев вошло 10 женщин. С одной стороны, не так плохо, но есть тут одно обстоятельство – все они, без исключения, являются членам старых олигархических семейств, то есть семейств, которые владеют крупными многопрофильными концернами - чэболь. Иначе говоря, и все пять корейских миллиардерок, и, более того, все десять самых богатых кореянок – скорее, из той группы, к которой относится Елена Батурина, а не из той группы, к которой относится Татьяна Бакальчук: своё огромное состояние они получили через брак или, ещё чаще, просто родившись в супер-богатой семье. Впрочем, надо отметить, что южнокорейские богачи – люди относительно скромные, слишком уж кичиться своими материальными возможностями в Южной Корее не принято (Пак Чжон Хи хорошо учил олигархов скромности и патриотизму).

На первом месте в списке миллиардерок находится Хонъ Ра-хи (홍라희). Формально она – всего лишь скромный директор Музея искусств Риум (кстати, очень хорошего музея), но её состояние составляет примерно два с половиной миллиарда долларов. Понятно, что сделала она эти деньги совсем не на билетах в музей. Хонъ Ра-хи является женой Ли Кон-хви, который возглавляет концерн «Самсон» (в России известен как «Самсунг»). Впрочем, возглавляет он сейчас концерн скорее формально, так как сильно болен, и давно не встаёт с постели, а на практике концерном рулит его (и Хонъ Ра-хви) сын. Она, кстати, чуть помладше супруга, но всё равно – ей за сильно за семьдесят (1945 г.р.).

На втором и третьем местах, с почти одинаковым состоянием, по полтора миллиарда долларов у каждой, находятся две сестры, тоже из того семейства Ли, которому принадлежит «Самсунг», который, напомню, является крупнейшей компанией страны. Они не просто члены семейства, но ещё и дочери упомянутой выше Хонъ Ра-хви. Ли Пу-чжин (이부진) возглавляет сеть дорогих отелей «Силла», а её сестре Ли Со-хён (이서현) подчиняется другое подразделение "Самсунга", которое занимается в основном розничной торговлей. Получается, что у матери и двух её дочерей в сумме имеется без малого шесть миллиардов долларов. Им троим принадлежит 60% всех тех капиталов, которыми владеют десять самых богатых женщин Кореи. Тем, кто находится в списке местных богачек на местах с 10-го по 4-е (вместе взятым) принадлежит лишь треть того, что есть у трёх женщин из верхушки клана Ли.

На четвёртом месте в списке богатейших кореянок – Ли Мёнъ-хи (이명희), тоже из клана Ли, правда, из его «чуть боковой» ветви. Она является директором и владельцем сети универмагов «Синсегйе», а также младшей сестрой уже упомянутого формального главы «Самсунга» Ли Кон-хи. Ей 76 лет и её состояние – чуть больше миллиарда долларов. Наконец на пятом месте,  находится Чхве Ки-вон (최기원), единственная среди корейских миллиардерок, которая не имеет отношения к "Самсунгу". Впрочем, она, что предсказуемо, тоже из олигархической семьи: её брату принадлежит концерн SK, который сейчас является вторым, после "Самсунга" корейским концерном, и денег у Чхве Ки-вон в 2018 году было ровно миллиард долларов.

Если говорить о следующей пятёрке, то есть о женщинах, которые занимают в списке богачек места с 6-го по 10-е, но не являются миллиардерками, то там наблюдается похожая картина. Там обнаруживаются две тётеньки из руководства хорошо известного у нас концерна LG, две дамы – из клана Чон, которому принадлежит концерн "Хёндэ" (у нас известный как "Хюндай"), и вдобавок, на десятом месте, с какими-то жалкими 300 миллионами долларов, там присутствует ещё одна тётенька из "Самсунга", который в списке из 10 позиций представляет ровно пять тётенек.

Такие вот орлицы Дома Ли, южнокорейские Елены Батурины…

Mar. 10th, 2019

02:53 pm - что есть, и что кажется

У уважаемого пользователя philologist увидел сообщение, которое подвигло меня на деяние, мне обычно не свойственное - написание "комента".

СНАЧАЛА -
СООБЩЕНИЕ

Немецкая гуманитарная организация Deutsche Welthungerhilfe констатировала катастрофическую нехватку продовольствия в КНДР вследствие рекордного неурожая 2018 года, вызванного наводнениями и сильной жарой. Глава представительства этой организации в Северной Корее Ларс Дюеркоп в интервью DW сообщил, что в связи с чрезвычайной ситуацией власти КНДР сокращают суточный продовольственный паек для граждан с 576 до 300 граммов. Паек состоит из зерновых, кукурузы и картофеля. По словам Дюеркопа, дети, женщины и старики освобождены от данного ограничения. Те же, кто нуждается в дополнительном продовольствии и располагает финансовыми средствами, могут купить другие продукты на небольших рынках.

Ларс Дюеркоп отметил, что международные санкции препятствуют импорту в КНДР сельскохозяйственной техники, производственного сырья и удобрений. "Даже с импортом парников мы как гуманитарная организация испытываем трудности, поскольку подпорки для парников - это металлические прутья, которые находятся в санкционном списке", - указал он, добавив, что в настоящее время ходатайства об исключениях для санкционного режима в отношении КНДР находятся на рассмотрении Комитета ООН по санкциям в Нью-Йорке. "Мы надеемся на скорое рассмотрение этих ходатайств", - сказал Дюеркоп. Глава северокорейского филиала Deutsche Welthungerhilfe надеется на финансирование гуманитарных программ для Северной Кореи с помощью средств таких иностранных организаций, как Евросоюз. Deutsche Welthungerhilfe - единственная немецкая неправительственная организация, оказывающая гуманитарную помощь в КНДР.


А  ДАЛЕЕ -
МОЙ ОТВЕТ.


Извините, очередная лажа гуманитарного лобби, скорее всего, действующего в связке с властями КНДР. Цели у них, если совсем честно, благие: они хотят выбить побольше помощи, и понимают, что добиться этого можно, только если кричать как можно громче. Однако манипуляция от этого манипуляцией быть не перестаёт

Итак, по пунктам:

1) "Рекордный неурожай 2018 года". Для справки: осенний урожай зерновых 2018 года (не считая озимых 2017 года, которые были собраны весной), составил 4,55 млн. тон, что несколько меньше такого же показателя 2017 года (4,71 млн. тон). Разница есть, но совсем не катастрофическая.

2) У российского читателя по прочтении текста гарантировано создаётся впечатление, что снижение продовольственной нормы до 300 граммов означает. что все по 300 граммов зерновых и будут получать. На практике карточки сейчас - привилегия, по карточкам снабжают дешёвым, почти бесплатным, зерном привилегированные группы населения, в первую очередь - жителей Пхеньяна, чиновников и силовиков. Кстати, по карточкам выдаётся не рис, кстати, как у нас думают, а, скорее, кукуруза. Однако даже пхеньянцы в основном покупают продукты по коммерческим ценам в свободной - по преимуществу, частной - торговле. Так что снижение нормы на 300 граммов, означает лишь, что государство будет давать некоторой части населения меньше халявной еды. В сообщении, собственно, это и признаётся, хотя создаётся впечатление, что северокорейцы на рынках только сейчас начнут продукты покупать, с отчаяния (хотя уже 25 лет как они только с рынков и кормятся).

3) Для полной красоты добавлена картинка 20-летней давности, времён, когда голод действительно был.

4) Это не означает, что в КНДР питаются хорошо. За пределами Пхеньяна и Синыйчжу там большинство населения питается плохо. Однако – всё равно лучше, чем когда-либо за последние 30-35 лет.

5) Это так же не означает, что международные санкции не влияют на северокорейскую экономику, в том числе и на сельское хозяйство. Влияют. Однако влияние их сводится к тому, что они тормозят начавшееся выздоровление сельского хозяйства – кстати, работающего на семейном подряде, по образцу Китая. К голоду они, слава богу, пока не привели - и, скорее всего, не приведут.

Oct. 19th, 2018

12:36 pm - выздоровление продолжается

Интересные новости. Ли Ки-сон из северокорейского Института экономики дал интервью Киодо Цусин (пересказ здесь), в котором сообщил о росте северокорейского ВВП в 2017 г. По его словам (то есть по словам официального Пхеньяна – в таких выступлениях, само собой, каждое слово и цифра согласовываются долго и на очень высоком уровне), Институт экономики АОН КНДР оценивает этот рост в 3,7%. Понятно, что это заявление служит политической цели, его сделали для того, что сказать: «санкции не работают». Понятно, что и у северокорейского руководства нет полных статистических данных о состоянии своей экономики, просто в силу того, как имеющиеся у них данные собираются. Тем не менее, с моей точки зрения, так сказать, «визуально» цифра выглядит правдивой – более правдивой, чем южнокорейская оценка, по которой ВВП Северной Кореи в 2017 г. сократился на 3,5%. В интервью Ли Ки-сон также упомянул про улучшение ситуации с электронергией (чистая правда) и выздоровление промышленности.

Любопытно, кстати, что в интервью Ли Ки-сона дана и оценка северокорейского ВВП в абсолютных цифрах – такие оценки северокорейские официальные лица делают очень редко. На этот раз ими, устами Ли Ки-сона, заявлен уровень номинального ВВП на душу в 1,214 долларов – примерно бирманский, чуть ниже Камеруна, чуть выше Зимбабве. Любопытно, конечно, что это признание не мешает по-прежнему вести «пропаганду процветания», но особого противоречия тут нет. Рассказы о процветании мирового уровня («не завидуем никому на свете!») предназначены для двух групп. Во-первых, это политически полезные зарубежные симпатизанты, у которых всё равно либо корыстные интересы, либо в мозгах идеологический «органчик», как выражался Салтыков-Щедрин, и которые всё проглотят. Во-вторых и в главных - для внутренней аудитории, которую надо идейно окормлять и кормить полезными байками для поддержания стабильности. А интервью начальника из Института экономики – текст для иностранных специалистов, которые и так отлично знают, что Северной Корее по ВВП на душу пока не только до Италии и Южной Кореи ($32,000 и $30,000 соответственно), но и до Индонезии ($4,000) далеко. Слова Ли Ки-сона до внутренней аудитории просто не дойдут, а если и дойдут, то она не поймёт, что такое в глобальном контексте - эти самые 1214 долларов на человека.

Тем не менее, самое важное – не абсолютные цифры, а динамика, которая при Ким Чен Ыне, несмотря на многие неблагоприятные обстоятельства, остаётся позитивной. Не исключено, что Ли Ки-сон, исполняя приказ ЦК, сильно приврал для пользы общенародной и государевой, но даже в этом случае немалая доля правды в его словах есть. Страна выздоравливает, реформы (смесь приватизации, деколлективизации и госкапитализма) работают.

Mar. 16th, 2009

04:01 pm - Северная Корея, попытка контр-реформ, часть 1 (начало)

Недавно завершил большую статью для специализированного журнала, в которой рассматриваются перемены, произошедшие в Северной Корее последние годы. Там, вообще-то, происходит попытка откатить назад те перемены, что случились за последние пару десятилетий, и вернуться к идеальному (с точки зрения «верхних 100 семей») состоянию, то есть состоянию до 1990 г. Статья большая, выкладывается в двух частях  частям. Заранее предупреждаю – много букв.

Часть 1
Часть 2


читайте, кому это интересноCollapse ) 

Sep. 3rd, 2007

09:04 am - спасибо, как-нибудь потом...

Опубликованы результаты опроса, который в июле провёл Институт объединения при Сеульском Государственном университе. Интересовались отношением масс к перспективам объединения. Только 34,4% опрошенных считают, что объединение "крайне необходимо" (매우 필요하다). Среди молодёжи таких ещё меньше - 21,2%. Количество южнокорейцев, которые хотят объединения, продолжает стабильно снижаться.

Данные опроса на сайте института (на корейском)

Ничего нового в этом нет, такая тенденция наметилась уже с начала девяностых. Развитие контактов с Севером привело к тому, что жители Юга окончательно осознали, какая экономическая пропасть отделяет их от северных братьев. Раньше рассказы о нищете Севера можно было списывать на правительственную пропаганду, а теперь всё стало очевидным (хотя, кажется, в южнокорейских массах уровень экономического разрыва и сейчас несколько недооценивается). Даже местные крайне левые, бывшие ярые чучхеисты и  поклонники Ким Ир Сена, теперь всё чаще стремятся от северян откреститься, и доказывают, что в КНДР, дескать, "ненастоящий социализм" или "вообще нет социализма" (может, они даже в чём-то и правы, но только лет 15 назад никто из местных левых такого  бы ни за что не сказал). Сыграл свою роль и германский пример, который ясно показал, насколько дорогостоящим и геморройным делом является такое мероприятие как объединение. Надо будет делиться с северянами, и всерьёз, и в течение долгого времени. А делиться не хочется. Очень не хочется (да и с чего оно должно хотеться - там фактически совсем другая страна, контактов нет, знакомых нет, связей нет). Отсюда и растущее желание заморозить статус-кво на неопределённый срок - желание, которое вполне совпадает с желаниями северокорейской элиты. 

Правда, моё ИМХО: дела могут повернуться так, что все субъективные желания-нежелания южан и их правителей, равно как и всех иных правителей ближней и дальней округи, не будут играть никакой роли. Всё начнёт валиться с такой скоростью, что только успевай уворачиваться-подхватывать.

Вообще стремление южан избежать неприятностей можно понять. Как и стремления всех других сторон. Любопытная особенность "северокорейской проблемы" в её нынешнем виде: все стороны действуют в целом вполне рационально, со здоровым цинизмом блюдя свои вполне реальные интересы (ну, может, только США иногда чудят и делают не понять что, да и то больше при Буше, с 2002 г.). А результат может получиться такой, что эти интересы пострадают куда сильнее, чем при каких-то иных подходах.

Jul. 1st, 2007

11:24 am - туда-сюда-обратно...

Этой весной через центр города было не проехать. Около американского посольства бушевали демонстрации - возмущённые массы требовали НЕ заключать с США соглашения о свободной торговле, которое, дескать, погубит корейскую экономику. Их праведный гнев приводил к регулярным пробкам в центре, а иногда даже - и к переносу автобусных маршрутов. Крайне упрощая сложную картину, скажу что тогда бушевали в основном фермеры, так как южнокорейское с.х. отличается безумно высокой себестоимостью продукции и будет заведомо неконкуретноспособно в случае открытия рынка.

Наконец, соглашение подписали. Компромиссный вариант не понравился многим как в США, так и в Корее - я не раз слышал с обеих сторон практически идентичные замечания "наши censored этим censored как всегда уступили, и теперь наши трудящиеся страдать будут". Ну, для меня такая обоюдная ворчня является знаком того, что на переговорах  был действительно достигнут компромисс. В любом случае, по центру некоторое время ездилось спокойно. 

Но недолго длилось счастье. Позавчера, 29 июня, центр города опять стоял полностью - одной полиции было 12 тыс. человек, а американское посольство прекратило работу в 14:00. На этот раз дело в том, что противники соглашения начинают одерживать верх - но не его противники в Корее, а его противники в Америке, тоже весьма многочисленные. Поэтому к посольству теперь бегут протестовать не те, кто против соглашения, а те, кто горячо за него - но в только старом варианте. Как легко догадаться, бушуют в основном автомобилестроители и металлурги, продукция которых по критерию цена/качество превосходит американские аналоги. И, как опять-таки легко догадаться, главными противниками соглашения в Штатах выступают тамошние автомобилестроители и сталелитейщики. Их поддерживает Демократическая партия США, которая объявила соглашение "нечестным" - ну точь в точь, как заметная часть корейских левых несколькими месяцами ранее.

А в общем, забавно наблюдать, как под одними и теми же лозунгами ("независимость!" "справедливость!!!" "защита прав трудового народа!!!!!!!!!!") разные группы пытаются проталкивать разные и, в данном случае, просто взаимоисключающие интересы. Но как ездить через центр будем-то? Есть соглашение - плохо, бегут к с плакатами и матюгальниками к посольству. Нет соглашения - опять плохо, опять бегут...

Jun. 21st, 2007

11:46 am - конференционное (2)

Что же, теперь о конференции в среду. Именовалась она по-английски Global Forum on Civilization and Peace, а по-корейски문명과 평화 국제포럼. Проводила Academy of Korean Studies (한국학중앙연구원 / 韓國學中央硏究院), причём с размахом, но я по занятости был только на одном заседании. Доклад мой там был маленький, не доклад даже, а выступление в прениях (토론, кто понимает), но наделал неожиданно много шума - в локально-конференционных масштабах, есс-сно. 

Впрочем, это и понятно. Все выступающие представители Японии-Китая-Кореи говорят о том, как все страны региона должны любить друг друга, и как они будут горяча любить друг друга. И, конечно, тихонько делают оговорки, типа «мы всех вокруг будем горячо любить – как только все вокруг признают, что были неправы, и нас, самых лучших, злобно и несправедливо обижали». Подобные интонации не звучали только у японцев, что и не удивительно: на настоящий момент интеллигенция в Японии  - наименее националистическая во всём регионе. 

И тут вдруг вылажу я и говорю, что никакой любовью в регионе не пахнет, что национализм местный делает любое подобие Европейского Союза немыслимым, и, наконец, что дело тут не только в глубоко укоренённом (и постоянно разжигаемом) национализме, но и в самой демографической и экономической структуре региона, в его моноцентризме, то есть китаецентризме, и в отсутствии альтернативных центров силы. В общем, сказал примерно то же, что написал здесь. Началась дискуссия, однако, довольно горячая. Кстати, кажется, удалось сказать неприятные вещи, никого при этом не обидев, так что на меня не нападали особо, хотя рассуждали, как эти проблемы обойти (ИМХО, неубедительно).
 
Из интересных моментов – опять выступление китайского представителя. Он фактически признал, что когурёсская истерика (кратко по-русски см. здесь, подробнее по-английски здесь) является превентивной мерой Китая, который обеспокоен заявлениями насчёт корейских прав на Кандо (большой кусок Манчжурии и Приморья). Интересно и сочетание заявлений в вечном миролюбии Китая и фраз типа «но в случае чего мы знаем, как защитить наши законные интересы!» Ну, кто бы сомневался... Знают, конечно.

Jun. 17th, 2007

04:29 pm - лягушка на дне колодца

Общался с человеком, который долго работал на проекте KEDO в качестве представителя Министерства Объединения. Любопытно. Зашла, в частности, речь о том, насколько северокорейские чиновники представляют себе ситуацию в мире. Мой собеседник сказал примерно следующее: чиновники, работающие с южанами и ведущие с ними переговоры, всё отлично знают. Но этих чиновников мало, и меняют их редко - в том числе и для того, чтобы свести к минимуму количество людей, заражённых опасной информацией. Если же говорить о тех, с кем мой собеседник общался в годы его работы в Северной Корее, то там ситуация иная. По его словам, все его собеседники в общем знали, что Япония живёт хорошо, Южная Корея - ничего, и Китай - тоже ничего. В то же время они не представляли, насколько велик экономический разрыв  между ними и Югом, и вообще очень слабо представляли жизнь за рубежом. Об этом говорит, например, такое заявление: "Если мы, северяне, и вы, южане, объединим наши экономики, то единая Корея станет одной из ведущих экономических держав мира." Это забавно, учитывая, что разрыв в масштабе экономик примерно 20-60 кратный, в зависимости от того, как считать...

Сделал он и ещё одно любопытное замечание. Он сказал, что когда он смотрел на базу, в которой безвылазно жили работавшие на проекте южнокорейские специалисты, он вспоминал о том, как в годы его детства, в конце пятидесятых, корейцы смотрели на американскую базу в Ёнсане. Остров электрического света, огромные дома за колчей проволокой, посреди Сеула нищеты, узких переулков и лачуг из фанеры. Однако разница в том, что в Ёнсане жили "большеносые", иностранцы, а тут - свои, корейцы. Впрочем, тех, кто видел южнокорейский квартал, было немного. Там вокруг ведь запретная зона.