Tags: россия

Северокорейские рабочие: в рабство за взятку

Как-то я расчитался в последние дни... Впрочем, на обозримое будущее, примерно до начала июня, выступлений на русском у меня больше не планируется.

Вчера выступил на Polit.ru с лекцией по поводу северокорейских рабочих в СССР-России, от, собственно, начала всего проекта в 1946 (не 1967, как часто говорят) году и примерно до 2017-18 годов. Выскзываю свои обычные соображения, от которых у многих на Западе начинается кипение мозгов (и именование Вашего покорного слуги пхеньянским наймитом). В России, впрочем, к таким крамольным мыслям относятся много спокойнее.

Жаль, кстати, что я просто не подумал о том, чтобы включить в лекцию материал о кампании против найма северокорейских рабочих, которая в мире идёт полным ходом, и о логике и мотивах её участников. Среди них есть как и честные, хотя живущие в мире розовых пони, baizuo/白左, так и люди, которые под прикрытием дымовой завесы разговоров «о правах рабочих» решают свои политические задачи.

Ну ладно, и  так, вроде, получилось интересно. Смотрите по ссылке.

и чё они там о нас думают?

В целом к результатам опросам беженцев из Северной Кореи я отношусь настороженно – правда, только в том случае, если в этих опросах речь идёт о политических темах. Иначе говоря, обычно я не склонен доверять тому, что они говорят по поводу того, как в Северной Корее относятся к Ким Ир Сену или Ким Чен Ыну или существующему строю. Причины этого скептического отношения, полагаю, достаточно понятны и не нуждаются в пространных объяснениях. Во-первых, опрашиваемые будут стараться сказать то, что от них, по их мнению, хотят услышать. Во-вторых, уже сам факт того, что они оказались в Южной Корее, кое-что говорит об их политических предпочтениях.

Тем не менее, только что наткнулся на интересные данные такого опроса по одному частному вопросу – отношение беженцев к соседним странам (точнее, у них интересовались тем, как, по их мнению, другие северокорейцы относятся к соседним странам). Предсказуемо, Россия вышла в топ. Склонен этому верить, так как соответствует и моим наблюдениям, и здравому смыслу. Опрос проводился в начале 2019 года.

Так вот, негативно («слегка негативно» и «крайне негативно») к России, по мнению опрошенных, относятся 16% жителей КНДР. Для Китая этот показатель составляет 28%, для Южной Кореи – 36%, для США – 68% и для Японии, предсказуемо, рекордные 84%. Данные, конечно – условнее не бывает. Но всё равно интересно.

Но в целом не надо строить илююзий: восприятие всего мира как враждебного - это альфа и омега мировоззрения северокорейской политической элиты. Поэтому они и живы.

Источник данных об опросе 정구연. 북한이탈주민의 정치의식과 북한의 정권안정성. // 사회과학연구   59(1), 2020.6, p.132.

про саммит

По поводу саммита во Владивостоке, написал две статьи
https://carnegie.ru/commentary/79007
https://profile.ru/politics/pochemu-sammit-vo-vladivostoke-oboshelsya-bez-obeshhanij-ekonomicheskix-proryvov-140016/

И, главное, поговорил с Евгением Штефаном у Юли Уняевой в "Журнале КиМ" - точнее, на их сайте. Там ограничений по времени (=объёму) не было, так что сказал много.
https://www.youtube.com/watch?v=h21PUwXcKaE

Гром победы раздавайся

Вчера на очередном заседании рабочей группы ДРРК ("российско-корейский диалог") было интересно, но в душу как-то особо запало замечание А.В.Ковша, сделавшего там на редкость информативный доклад по текущему состоянию торговли России и Северной Кореи.

Торговли, конечно, как на было, так и нет, уступаем Китаю по товарообороту в 71 (семьдесят один) раз. Импорта нет вообще - в прошлом 2018 году объём экспорта из КНДР в Россию составил статистически неразличимые 2 миллиона долларов (для сравнения - из Ямайки ввезли в 50 раз больше).

Однако внимание моё привлёк не этот общеизвестный в узких кругах факт, а нечто иное. В 2018 году 70% всегог экспорта из КНДР в России (то есть 1 миллион 400 тысяч долларов) приходились на... импорт в Россию музыкальных инструментов (долгосрочный контракт, предположительно, с Минобороны РФ). Так что барабаны и прочие валторны – сейчас главная статья северокорейского экспорта в Россию.

о выезде северокорейских рабочих

В "Профиле" моя статья о том, как заканчивается (пока) эпопея с северокорейскими рабочиими в РФ - читать здесь. Грустно, но полагаю, что выезд их временный, и что "карлсоны прилетят обратно" через несколько лет. Разрыв в уровне жизни между Россией и КНДР сохранится очень надолго, никуда не денется и дефицит трудовых ресурсов в Приморском Крае и прилегаюющих регионах. Тем не менее, уезжают...

ещё раз о северокорейских рабочих в России

Дал ИА Regnum большое интервью о положении северокорейских рабочих в России. Говорю я там о том, почему они - никакие не "рабы", а "рабочая супер-аристократия", почему печально, что РФ поддержала резолюции ООН об их высылке, о том, какие силы (очень друг друга не любящие) стоят за насквозь лживой и идиотской кампанией по якобы "защите" северокорейских рабочих. В общем, читайте здесь.

наших в городе много?

Каждый год летом выходит ежегодник корейской Иммиграционной службы (2017 출입국·외국인정책통계연보), где приводится иммиграционная статистика за предшествующий год. Сейчас появился ежегодник за 2017 год, который я, собственно, и смотрю – делая при этом записи в ЖЖ.

В 2017 в Корее находилось 2 миллиона 180 тысяч иностранцев (точная цифра – 2.180.498 человек). Таким образом, иностранцы составляют примерно 4% всего населения страны. В указанное выше число включены и нелегалы – благо, их посчитать довольно легко: по географическим причинам на лодочке в Южную Корею особо не приплывёшь, и границу тоже особо нелегально не перейдёшь (может и есть, но – совсем единичные случаи). Нелегалов было в 2017 году насчитали 251 тысячу человек, или 11,5% от общего числа иностранцев.

И доля иностранцев, и их общее количество растут быстро. Пять лет назад, например, то есть в 2013 году, иностранцев было в Корее проживало 1 миллион 576 тысяч.

Из указанного выше числа примерно 135 тысяч составляют студенты, а 50 тысяч – иностранные квалифицированные специалисты (инженеры, учёные, менеджеры). Ещё 150 тысяч – иностранные жёны, не принявшие пока корейского гражданства (гражданочки из Китая и Вьетнама, в основном). Однако большинство южнокорейских иностранцев – это приехавшие за длинной воной гастарбайтеры, которые составляют примерно две трети от общего числа корейских иностранцев. Кстати, почти все из четверти миллиона нелегалов – это именно гастарбайтеры.

Если смотреть расклад по странам, то в качестве поставщика иностранцев в Корею лидирует (и уже давно) Китай, на который стабильно приходится около половины всех живущих в РК иностранцев. В 2017 граждан КНР в Южной Корее было почти точно миллион человек (точнее, 1.018.074 человека), из общего числа иностранцев в 2,18 миллионов. Правда, тут есть немаловажная тонкость – среди китайцев 680 тысяч, или две трети, составляют этнические корейцы, "чосончжок" или, если те же иероглифы читать в северокитайском произношении, "чаосяньцзу" (조선족 / 朝鮮族). Они активно ездят в Корею на заработки, и сейчас их в Корее 680 тысяч. На втором месте после Китая, но с огромным отрывом, идёт Вьетнам – вьетнамцев насчитывается 170 тысяч. На третьем месте, неожиданно, оказался Таиланд, тайцев в Корее насчитали 153 тысячи, а на четвёртом месте находятся США – американцев 143 тысячи, но среди них много этнических корейцев, граждан США.

На пятом месте неожиданно оказался Узбекистан, 63 тысячи человек (почти поголовно – гастарбайтеры). Далее, в порядке убывания, следуют Филиппины, Япония, Камбоджа, Монголия, Индонезия, и, наконец, Россия, которая находится на 11 месте в списке. Всего граждан РФ в Южной Корее сейчас проживает 45 тысяч. Это заметное увеличение по сравнению с предшествующими годами: много лет, примерно с 2005 года, число россиян в Корее колебалось около отметки 10-11 тысяч. Тенденция к росту – и быстрому – наметилась только после 2014 года. Полагаю, что дело тут в экономической ситуации и изменении курса рубля. В последние годы в Корее опять появились российские гастарбайтеры, которых тут не было в "жирные нулевые" (из районов Сибири и Дальнего Востока, в основном).

Из других постсоветских стран в "первую двадцатку" попал ещё Казахстан. Казахстан находится на 17-м месте, 22 тысячи человек.

Так что, если учесть и не попавшие в двадцатку страны, получается, что выходцев из бывшего СССР сейчас в Корее примерно 140-150 тысяч человек, или где-то 7% всех иностранцев, находящихся в стране.

долгий рассказ о наших делах...

Поговорил у Юли Уняевой, в журнале (и видеоблоге) "КиМ". Подробное описание того, что вокруг "ядерной проблемы" происходит.

Воздушные замки и суровая реальность: ситуация на Корейском полуострове

в рабство - за взятку (а потом, если получится, ещё пару раз!)

В русском Карнеги появилась  моя статья по поводу корейских рабочих в России. Тема эта в ближайшее время будет очень горячей – поскольку отправка рабочих за границу (Китай, Россия, Ближний Восток, немного ЮВА и даже совсем немного Восточная Европа) приносит северокорейскому бюджету несколько сот миллионов долларов год, и американская дипломатия, перед которой Трамп Неистовый сейчас поставил задачу максимального ужесточения санкций, понятным образом пытается Пхеньян этих доходов лишить. Тут американцы, понятно, в своём праве, но эти их требования упаковываются в крайне лицемерную упаковку. Если почитать официальные тексты, то получается, что единственная забота американской дипломатии – это благополучие северокорейских рабочих. Речь там идёт о том, что, дескать, бедных рабочих отправляют как рабов, трудиться на чужбине на стройках за бесплатно, а все деньги отнимает злобное правительство. В связи с этим в Госдепартаменте и СНБ просто кровью у людей сердце обливается, и они хотят бедных рабочих от такой жёсткой судьбины защитить.

Понятно, что это всё – чушь собачья, редкое лицемерие даже по меркам нынешней международной политики, которая отличается замечательным сочетанием крайнего лицемерия одних и телячьего идеализма других. У рабочих, действительно, отнимают много, но и то, что у них остаётся, делает их самыми высокооплачиваемыми рабочими страны, так что без взятки – и весьма солидной – попасть на работу за границу невозможно (а Россия – самое крутое место, так что и взятки за поездку в Россию тоже самые большие, выше, чем за поездку в Кувейт!). Так что, может, начнём борьбу за защиту юристов Манхэттена? Они ведь тоже работают по 15 часов в сутки, не досыпают и подвергаются стрессам.

Всё это я написал на Карнеги, хотя понятно, что никакого влияния на ситуацию текст, написанный на русском языке, произвести не может по определению. Я, впрочем, пытаюсь писать об этом и по-английски, но только тогда, когда могу сам написать весь текст. Из интервью, как приходилось убеждаться не раз, всё позитивное сплошь и рядом выбрасывается, в цитатах остаётся только негатив. Например, я говорю примерно следующее: что «северокорейцы работают под наблюдением сотрудников политической полиции, в случае побега или политически неправильного поведения их семью ждёт наказание, хотя в наши дни речь идёт не об аресте, а о проблемах с карьерой, но при этом сами корейцы рвутся на работу за границей, очень ей дрожат, и вообще для большинства простых людей в КНДР такая поездка даёт едва ли не единственный шанс на то, чтобы вместе с семьей подняться по социальной лестнице». В интервью остаётся, как легко догадаться, следующее: «северокорейцы работают под наблюдением сотрудников политической полиции, в случае побега или политически неправильного поведения их семью ждёт наказание». Это, конечно, правда, но - скажем прямо, далеко не вся.

Подозреваю, что те из читателей данного блога, чьё представление о Западе сформировано нынешней российской пропагандой, видят в этом заговор элит. К сожалению, всё сложнее - и хуже. Кампания за защиту прав северокорейских рабочих (то есть, вообще-то, за то, чтобы посадить их семьи на диету исключительно из одной варёной кукурузы, лишить их возможности покупать лекарства пожилым родителям и учить детей) ведётся не только истэблишментом, который хочет осложнить экономическое положение Северной Кореи, и позиция которого рационально обоснована, хотя и выражена крайне лицемерно. На равных в ней участвуют и западные левые идеалисты, который этот истэблишмент искренне ненавидят, и которые с удовольствием его представителей бы в виде суси скушали. Для этих альтернативно одарённых личностей всё, что выглядит как отход от шведских норм трудового законодательства – это пресловутый ужас-ужас-ужас, и должно быть пресечено. О том, что альтернатива для якобы спасаемых – отнюдь не работа по шведским или норвежским нормам, эти борцуны не задумываются совершенно.