Tags: судьба вице-маршала Хёна

а он мне нравится, нравится, нравится...

Замечательный и, во многом, типичный, кусок в интервью с северокорейской беженкой (интервью не моё, только что прочёл запись). «Молодёжи он (Ким Чен Ын) нравится. Особенно девушкам, потому что он симпатичный. И кажется, что он старается что-то сделать. Само собой, он хочет остаться у власти, так что если необходимо, ему приходится и убивать. Но меня-то ведь не убили. Так что меня это не слишком волнует».

В общем, это маленький кусочек требует, как минимум, трёх комментариев.

Во-первых, начёт внешности КЧЫ. Северным корейцам она действительно кажется весьма привлекательной. По понятным причинам в КНДР сохраняется тпичное для традиционных земледельческих обществ отношение к полноте. Полнота и округлость животика – признаки достатка и принадлежности к элите и, соответственно, привлекательные черты внешности. Увлечение стройностью тоже наметилось, но пока только среди золотой молодёжи, среди тех, кто насмотрелся китайских и южнокорейских фильмов.

Во-вторых, КЧЫ популярен – несмотря на разочарование в системе и всё более заметную готовность ворчать. Об этом говорят не только общие впечатления, но и вполне конкретные опросы беженцев (привет тем коллегам и, особенно, «коллегам», которые любят порассуждать, что беженцы, дескать, всегда говорят гадости о режиме, и посему никакой веры им нет). Другое дело, что любовь народная - штука сильно переменчивая.

В-третьих, по поводу террора. О нём пишут много и правильно – он есть. В таких масштабах, как в последние два-три года, на Севере элиту не отстреливали по меньшей мере со времён уничтожения просоветских и прокитайских сил в конце пятидесятых годов. Опасно в Северной Корее сейчас быть большим силовиком или партработником в аппарате ЦК. Однако надо помнить, что это террор, по крайней мере пока, носит верхушечный характер. Стреляют генералов и инструкторов ЦК, а что касается обычных людей (равно как, кстати, и чиновников из экономического блока правительства), то их особо не трогают. То есть, их тоже сажают, но не больше, чем раньше. Отсюда – и выраженное в цитате выше отношение: «паны, конечно, дерутся, но у нас, хлопов, чубы пока не трещат, а переживать по поводу очередного боярина, которого царь-батюшка скормил медведям или сослал в Пустозерск, у нас причин нет».

И в качестве постскриптума и не совсем по теме. Я обещал отслеживать судьбу Хён Ён-чхоля. Помните, министра обороны, о казни которого сообщили на слушаниях южнокорейского парламента в мае этого года?Collapse )

медленное исчезновение Чеширского Вице-маршала (улыбка пока видна)

Что же, ситуация с Хён Ён-чхолем постепенно начинает проясняться. Те, кто ещё не забыл эту историю, помнят, что месяц назад южнокорейская разведка сообщила депутатам парламента, что северокорейского министра обороны Хёна казнили (вроде бы, расстреляв из крупнокалиберных зенитных пулеметов). Однако через несколько дней обнаружилось, что  Хён Ён-чхоля не удалили из старой кинохроники, которую показывают по северокорейскому телевидению – хотя в КНДР репрессированный исчезает из всех текстов, удаляется с фотографий и хроники.

Комичный поворот ситуации придало то, что в России едва ли не большинство восприняло эти сообщения весьма причудливо - в том смысле, что «якобы расстрелянного северокорейского генерала показали по телевизору вполне живого!» (показали, повторяю, не живого генерала, а старую хронику, где этот генерал мелькал на заднем плане, невырезаный цензурой). Я писал об этом вот тут, но лучше читайте Олега Кирьянова, который про дело Хёна и все перипетии вокруг него (включая и неоднозначный вопрос о зенитных скорострельных пулеметах, которые журналисты превратили в «зенитные пушки») написал очень тщательный разбор здесь.

Так вот, процесс исчезновения Хёна из истории начался, но идёт с необычной для КНДР неорганизованностью. В некоторых материалах, которые сейчас показывают по телевидению (а хроника о деяниях Кимов составляет очень заметную часть вещания в КНДР) Хён Ён-чхоля вырезали, а в некоторых на заднем плане он по-прежнему виднеется. Кажется, цензоры, редактора и прочие борцуны идеологического фронта там разленились несколько. Раньше репрессированный исчезал отовсюду за считанные дни.

Впрочем, уже сам факт начавшегося исчезновения оставляет мало сомнений в том, что Хён Ён-чхоль не просто снят с должности, но и репрессирован. Насмерть или нет – время покажет. Склонен думать, что насмерть.

Буду ситуацию в ЖЖ отслеживать, для чего ввожу специальный таг "судьба вице-маршала Хёна".

Однако не могу не повторить того, что раньше писал по этому поводу.

"Ситуация прояснится, полагаю, за пару месяцев. Правда, как и водится с СМИ, к  тому времени о ней все забудут. Точнее, забудут не полностью: от всей этой истории в памяти народной останутся два мифа. Одни будут "помнить", что "в КНДР генералов расстреливают из зениток за сон в присутствии Руководителя". Другие будут "помнить", что "про расстрел наврали, потому что генерала живым на следующий день живым показали по телевизору". И будут так "помнить" вне зависимости от уточнений, которые почти наверняка со временем появятся, но будут замечены единицами."

Действительно, сколько людей читает этот ЖЖ, равно как и ЖЖ Кирьянова,Тертицкого или Асмолова, которые тоже будут, полагаю, отслеживать ситуацию? Ну, тысяч семь-восемь, может, даже десять хоть кого-то из вышеперечисленных читает. А люди будут помнить две (неверные) истории: одни - про "генерала, которого растреляли из зенитных пушек за сон в присутствиии Ким Чен Ына", другие - про "генерала, о котором американцы сказали, что его растреляли, а он на следующий день в телевизоре появился". Потому что об этих историях рассказали СМИ, и прочли-услышали-увидели их десятки миллионов. "Бог на стороне больших батальонов", как известно.

судьба вице-маршала

Поговорил с парой российских  друзей и знакомых – и несколько удивился. Кажется, многие (не-корееведы) поняли последние сообщения прессы примерно так: «Южнокорейцы сообщили, что министр обороны КНДР казнен, но через пару дней он появился на экране рядом с Ким Чен Ыном, то есть с ним ничего случилось, а южнокорейцы – дураки, и хм, оконфузились». К моему удивлению, подобное впечатление вынесли из происходящего и вполне адекватные товарищи.

Посему решил написать, что именно происходит с экс-вице-маршалом, генералом армии Хён Ён-чхолем, хотя не слишком уверен, что очередной перетасовке в верхах северокорейских силовиков стоит уделять так уж много внимания.

А происходит следующее. По старой доброй северокорейской традиции, если начальника не просто снимают с должности, а репрессируют (не обязательно даже насмерть), то его изображения убираются со старых фотографий, старая кино- и видеохроника, где мерзкая личность появлялась, редактируется таким образом, что гнусной рожи разоблаченного вредителя на экране более не видно, а при переиздании исторических документов, в которых данный персонаж упоминался, его имя оттуда удаляют. Классический пример – начальник Генштаба Ли Ён-хо, который исчез в июле 2012 года. В декабре 2011 года он был третьим в списке членов похоронной комиссии, хоронившей Ким Чен Ира. Однако когда этот список издают сейчас, имени  Ли Ён-хо там больше нет. Пропал генштабист и со всех фотографий…

Примеры такого обращения с визуальными документами, смотрите у heijo здесь и здесь (у него такого материала вообще много).

Так вот, случилось следующее. За время, прошедшее после сообщения о казни Хён Ен-чхоля, по северокорейскому телевидению уже несколько раз показывались старые документальные фильмы, в которых на втором-третьем плане мелькало лицо возможно-покойника. Речь идёт не о том, что "оказался он живой", что, дескать, вроде-бы-расстрелянный спокойно ходит себе с Верховным Руководителем – как поняли, кажется, в России многие. Не ходит. По крайней мере, его живым и ходящим сейчас не показали. Речь идёт о том, что спокойно показывают, как он раньше ходил (например, в позапрошлом 2013 году). Это – необычно, ибо если Хён Ён-чхоля действительно сняли с последующим расстрелянием или ввержением в узилище, то показывать старую хронику, в которой он, пусть и пару-другую секунд, но мелькает, по старым традициям категорически не принято.

Что это означает? Одно из трёх (в порядке вероятности):

1)    Сообщение был правдой, Хён Ён-чхоль действительно снят с должности и казнён или посажен, но отредактировать старые документальные фильмы просто не успели. В таком случае надо подождать, и если через неделю-другую его перестанут мимоходом  время от времени показывать – значит, именно так дела и обстоят.

2)    Сообщение было липой, южнокорейская разведка лоханулась эпически. Кстати, замечу, что именно лоханулась, а не пыталась вбросить дезинформацию (дезу они вбрасывают, есссно, но пока всегда это делалось через подставных лиц, и никогда от своего имени). То есть, Хён Ён-чхоль либо вовсе не снят со своего поста (сильно маловероятно), либо снят с должности, но без особо неприятных последствий. Жив, здоров, оформляет пенсию, двигает карьеру внуков.  Если так – здорово. Учитывая его катание вверх-вниз со воинскими званиями, и вообще нынешнюю чехарду в руководстве силовиков - мужику повезло.

3)    В КНДР взяли отказались от привычки редактировать старые видеодокументы. Не то, чтобы совсем исключено, но вероятность, ИМХО, примерно равна вероятности расстрела из крупнокалиберных минометов за наглое чихание зенитных орудий за сон в присутствии Высшего Руководителя.

В общем, ситуация прояснится, полагаю, за пару месяцев. Правда, как и водится с СМИ, к  тому времени о ней все забудут. Точнее, забудут не полностью: от всей этой истории в памяти народной останутся два мифа. Одни будут "помнить", что "в КНДР генералов расстреливают из зениток за сон в присутствии Руководителя". Другие будут "помнить", что "про расстрел наврали, потому что генерала живым на следующий день живым показали по телевизору". И будут так "помнить" вне зависимости от уточнений, которые почти наверняка со временем появятся, но будут замечены единицами.

 

кататься на американских горках опасно для здоровья

Расстреляли, кажется, Хёна то нашего? То есть, может, и не расстреляли, но похоже что да, того-сь... А интересная была история с генералом армии, вице-маршалом, генералом армии, генерал-полковником, генералом армии Хён Ён-чхолем. Кто не понял - выше дается список званий, в принадлежности к которым возможно-расстрелянный был замечен в течение последних трех лет. Интересующихся отсылаю к забавным фотографиям в блоге колеги heijo, где есть фотографии, которые показывают как вроде-бы-покойник катался на карьерных американских горках, то получая звезды на погоны, то на лету их теряя.

А ведь чего бы ему стоило взять и выдумать себе какой-нибудь острый почечуй сразу после того, как его из вице-маршалов поперли, да и характер отношений Молодого Маршала с генералитетом начал после "дела Ли Ён-хо", скажем так, проясняться. Сидел бы сейчас старичок на пенсии, ходил бы в клуб ветеранов, по датам статьи бы в "Нодон синмун" писал, про величие семьи Ким, а в свободное время внукам бы карьеру строить помогал. А что теперь с теми внуками-то будет?  Принцип семейной ответственности отменили ещё при Ким Чен Ире, но отменили его для мелочёвки, так что поедут теперь мальчики да девочки из элитных вузов, если очень повезёт, в отдалённый сельхозкооператив мешки таскать, а то и прямым ходом в лагерь отправятся (последнее - вероятнее). Мораль - не надо за власть цепляться...

PS А вот появившиеся разговоры о том, что, дескать, "растрелян за сон на совещании", - это уже ерунда и досужая журно-фантазия. За это в КНДР не расстреливают. И даже не садят.